Жизнь Томска и его горожан на страницах периодической печати конца XIX - начала XX вв.

Январь - Февраль - Март - Апрель - Май - Июнь - Июль - Август - СЕНТЯБРЬ - Октябрь - Ноябрь - Декабрь

1 сентября

30 августа расклеенные по городу широковещательные афиши о предстоящем в Петуховском саду «чуде» – спуске воздушного шара с «живым» человеком привлекли в сад и главным образом на соседние улицы тысячные толпы народа всех состояний и возрастов. Полет шара состоялся в 7-м часу вечера; под шаром на некотором подобии трапеции действительно раскачивался человек, раскланиваясь с публикой. Шар очень быстро взвился кверху и плавно понесся над городом по направлению к западу. Зрелище человека, раскачивающегося на веревке под шаром, несущимся на облачной высоте (человек в это время представлялся зрителям в виде точки) казалось настолько необычным, что многие из зрителей высказывали подозрение, что это не человек, а искусно сделанная кукла. Однако те из зрителей, которые стояли близко к месту, где состоялся спуск шара, утверждали, что в данном случае обмана не было: с шаром полетел действительно человек. Шар и пассажир его, как говорят, благополучно опустились в скором времени после начала полета за р. Томью вблизи города. При спуске шара не обошлось без несчастья: два солдата, несмотря на предупреждение владельца шара, наступили или ухватились за гайдроп (канат, привязанный к шару), были подняты и при падении с значительной высоты получили большие – даже, как говорят, – смертельные повреждения.
[Полет на воздушном шаре : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 188 (1 сент.). – С. 4

2 сентября

С наступлением осени под Томском, особливо по всему течению Ушайки, вечерами распространяется невыносимое зловоние. Странны, как будто, заботы, хоть, например, иркутян, об очистке города по случаю холеры где-то за тридевять земель, но, право, можно на этот раз пожалеть, что томичи обладают более крепкими нервами.
[С наступлением осени под Томском,.. : городские известия] // Сибирская газета. – 1884. – № 36 (2 сент.). – С. 880

Мелкие кражи в городе – явление обычное. Живущие в нижних этажах не могут открыть окон, не опасаясь, чтоб не стащили лежащие там вещи; тащут даже цветы. Со дворов тащат, что попадет под руку – кур, гусей и т.п. Например, в Слободке днем нищенка забралась в дом в кладовую и стащила корзину с картофелем. 25 ч. вечером вор забрался в д. Тюфина по Магистратской ул.; войдя во двор, он не мог проникнуть в запертую кладовую, но с помощию имевшегося у него крюка вытаскивал вещи через небольшое незакрытое окно, и был бы не замечен, если бы не уронил с полки банку с вареньем; стук обратил на себя внимание живущих, но вор все-таки скрылся.
[Мелкие кражи в городе – явление обычное... : городские известия] // Сибирская газета. – 1884. – № 36 (2 сент.). – С. 880

3 сентября

Уржатский переулок. Семь часов утра. Против одного из домов домохозяин, вооруженный ломом, топором и лопатой, усердно забивает колья почти на половине улицы.
Прохожие останавливаются.
- Зачем это вы делаете?
- А ты что за указчик.
- Как что! У меня лошади есть…
- Ну и пусть, а по тротуарам зачем ездить.
- Никто и не ездит, поправь тротуары.
- Ладно, проваливай.
Работа продолжается.
Через несколько времени переулок в самой проезжей части оказывается утыканным рогатками. Домохозяин взваливает на плечо лом и лопату и удаляется.
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 182 (3 сент.). – С. 2

Начальник службы пути Сибирской ж. дороги, как сообщается в последнем номере «Вестника» этой дороги, обратился по принадлежности с предоставлением об ограничении права линейных служащих держать при казенных квартирах домашних животных. Начальник дороги, не согласившись на какие бы то ни было ограничения в этом деле, указал, между прочим, что подобное стеснение служащих совсем нежелательно, напротив, домовитость и хозяйственность нужно поддерживать, так как это до некоторой степени улучшает материальное их положение, которое в Сибири в силу особых условий службы и места весьма тяжелое; если нет где-либо достаточных помещений для скота, то нужно предоставить служащим всякую возможность обзавестись ими, для чего можно давать какой-нибудь старый материал – шпалы и проч.
[О правах на содержание домашних животных : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 192 (3 сент.). – С. 3

5 сентября

Во вчерашнем №-ре «Сиб. Вестн.» помещен подробный разбор справочной книжки «Томск в кармане», изданной гг. Гурьевым и Миллером. Газета указывает целый ряд неточностей, грубых ошибок, сведений о несуществующих в Томске лицах и даже курьезов. Не имея за недостатком места возможности более подробно отметить отзыв «Вестника», мы заимствуем из него заключительные строки:
«После беглого просмотра книжки, – пишет газета, – мы пришли к заключению, что купивший книжку «Томск в кармане» будет иметь в кармане не Томск, а бумажный хлам, годный для всякого назначения и употребления, кроме своей прямой цели – быть справочной книжкой и адрес-календарем г. Томска».
[О «Томске в кармане» : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 193 (5 сент.). – С. 2

3 сентября на Никольской ул. (бывшей Бочановской) какой-то пьяный мастеровой принялся бить своего товарища. На крик избиваемого подоспел городовой № 24 и разнял дерущихся. Но буйный мастеровой не успокоился и начал тузить на этот раз совершенно постороннего обывателя. Это обстоятельство так рассмешило городового, что он вместо того, чтобы прекратить скандал, схватился за бока и хохотал до тех пор, пока на шум скандала не явился постовой городовой № 59 и не обратил в бегство буйного мастерового.
На вопрос своего товарища, почему он не вступился за избиваемого, веселый городовой ответил ругательствами: оказалось, что он сам был не трезвее буянившего мастерового.
[Веселый городовой : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 192 (5 сент.). – С. 3

Александр Иванович!
На вас сетуют, что вы отпускает мясо с червями и немножко индифферентно относитесь к заявлению покупателя. Странно, в самом деле, что купец, имеющий такой видный магазин и мясную лавку, торгующую в высшей степени бойко, плохо следит за тем, что за товар его служащие отпускают покупателю и кроме того мало удивляется, когда бедняк, купивший на заработанные тяжелым трудом 43 копейки 8 ½ фунтов мяса, неудовлетворенный в своей просьбе купцом в смысле обмена, бросает это мясо, потеряв еще несколько часов на путешествие в полицию с червивым мясом. Интересно знать, икалось ли в этот день за сытным обедом Александру Ивановичу и думал ли он о том, что некоторые благодаря неудачной покупке в его лавке сидят без обеда, утешая себя лишь одной надеждой, что может быть когда-нибудь санитарное око взглянет внимательнее на ясную торговлю г. Осипова и даже привлечет его к законной ответственности.
[Червячки : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 190 (5 сент.). – С. 3

6 сентября

Почтамтская улица. К стоящему на бирже извозчику подъезжает на извозчике же городовой с книгой и весьма дряхлым стариком, арестованным.
- Пожалуйте, ваша очередь, – говорит городовой извозчику.
Тот ругается по адресу арестованного.
- Вишь черти!.. Извозчика еще им!.. Они воровать, а ты вози их, как господ… Задать бы ему…
- Видишь, что стар, ходить не могит. А може ён и не воровал, а так, зря! – заступается городовой.
- Рассказывай!.. Зря в тюрьму не берут… Дави их всех леший!.. Черти!.. Убивать бы… их!..
Городовой помогает старику усесться и уезжают.
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 184 (6 сент.). – С. 2

«Американская» фотография. У входа толпятся посетители. «Исходящие» с карточками разочарованы. Смех, остроты и рассуждения:
- Гляди-ка, Еничка, я не разберу: которая ты, а которая я?..
- А кто тут и разберет-то. Обе черны, как трубочисты. Рви скорей и бросай!..
- Ну и удружил… Рожа как у чортова тестя вышла…
- А ты чаво ищо хотел за четвертак? На тебя-то, поди, на одну полтину одной сажи надоть…
- Да ведь ето, ежели приснишься самому себе таким «мазепом», благим матом заревешь!..
- Знал бы, што етак, так лучше б пропил полтину…
- Кикимора кака-то, а не патрет…
- И где только не колпачат нашего брата?..
- Тьфу, нечистая сила! И дернуло же зайти. Думал карточку услать невесте, а тут изволь-ка посылай. Она те живо «арбуз» поднесет, да еще, пожалуй, самую-то с полгода «отчитывать» будут от испуга, как взглянет на такого «мериканца».
- Вот тебе и «дешовка»! Придется еще заплатить кому-нибудь четвертак, чтобы подкрасил и выбросил.
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 184 (6 сент.). – С. 2

Мы слышали из достоверного источника, что вопрос об открытии у нас отделения почтово-телеграфной конторы, крайняя потребность в котором ощущается уже давно, наконец-то будет разрешен в самом непродолжительном времени: в настоящее время почтовым ведомством уже подыскивается в районах третьего и четвертого полицейских участков соответствующее помещение для отделения.
[Открытие почтового отделения в Томске : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 194 (6 сент.). – С. 2

15 сентября текущего года у нас в Томске открывается транспортная контора сибирских железных дорог, входящая чрез станции и транспортные конторы русских железных дорог в прямое сообщение. Деятельность конторы будет заключаться в следующем: она будет производить в своем помещении в городе продажу пассажирских билетов, прием и выдачу багажа и грузов, а равно доставку на дом пассажирам и грузохозяевам всякого рода отправок, поэтому нельзя не приветствовать этого нововведения, несущего с собою немало облегчений и удобств как для грузоотправителей, так и для пассажиров. Приведем для иллюстрации этого положения хотя один пример: пассажиру, желающему заранее приобрести билет на имеющий отойти чрез несколько дней поезд, не придется тратиться на извозчика, чтобы съездить за билетом на станцию; он может купить этот билет в городе, в помещении транспортной конторы, уплатив сверх стоимости билета лишь 2% его стоимости, но не свыше с каждого билета 20 копеек.
[Открытие транспортной конторы в Томске : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 191 (6 сент.). – С. 3

На всемирной выставке в Париже в 1900 году управление государственными имуществами Томской губернии предполагает, как мы слышали, экспонировать карты и картограммы, включающие в себя различные данные о лесонасаждениях в Томской губернии – их густоте, породах и т.д. и о порядке введения здесь лесного хозяйства, а также уже бывшую частию на выставке в Нижнем Новгороде коллекцию в поперечных отрезках деревьев разных пород, произрастающих в Томской губернии, с указанием возраста и времени срубки дерева и рода почвы, на которой оно росло.
[На всемирной выставке : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 191 (6 сент.). – С. 3

Некоторым обитателям верхних этажей домов не мешало бы запретить прислуге мыть окна открытыми, так как прислуга слишком уже усердствует и вместо стекол моет головы проходящих мимо дома. Пожалуй, летом это было бы бесплатное купанье, но к осени оно едва ли подходит. Мытницы крайней бесцеремонно плещут на окна прямо из ковша, и частенько многие из прохожих, ничуть не подозревая, получают ванну, от которой не только страдает платье, но и нервы.
[Своеобразный душ : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 191 (6 сент.). – С. 4

Томская пересыльная тюрьма в настоящее время переполнена арестантами. К 1 520 ч. прибавилось недавно еще 700, и таким образом в тюрьме, построенной лишь на 960 ч., помещается 2 220. Понятно, что и болезненность принимает значительные размеры. В последнее время больных в тюрьме было 207 человек.
[Томская пересыльная тюрьма... : хроника] // Сибирская газета. – 1881. – № 28 (6 сент.). – С. 792

8 сентября

Бюро союза равноправности женщин обратилось к видным общественным деятелям в Томске с таким запросом: «Считаете ли вы, что женщины должны пользоваться равными с мужчинами правами: 1) при избрании народных представителей, 2) в органах местного самоуправления и 3) считаете ли вы предоставление этих прав женщинам своевременным при созыве учредительного собрания.
[К вопросу о равноправности женщин : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 186 (8 сент.). – С. 2

Министерством путей сообщения предложено начальнику сибирской железной дороги произвести подробное исследование вопроса о возможности вывозить из Сибири баранину в мороженом или соленом виде. По сведениям министерства, размеры овцеводства в Западной Сибири теперь уже достигают 8 миллионов голов и могут быть расширены еще значительнее, если бы удалось найти рынки для сбыта этого товара. В настоящее время уже поступили заявления некоторых лондонских фирм о возможности организовать вывоз баранины в Англию, и в Сибирь командированы представители этих фирм для исследования этого вопроса с их стороны.
[К вывозу из Сибири баранины : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 186 (8 сент.). – С. 2

В первых числах сентября в одном из поездов сиб. ж. д. многие пассажиры, в особенности пассажирки, обращали внимание на важно разгуливавшего по платформам железнодорожных станций пассажира, одетого в белую черкесскую папаху, увешанного, что называется, от головы до ног всевозможнейшими блестящими оружиями, и ехавшего в первом классе. Самоуверенная осанка и блестящая амуниция заставляли многих видеть в этом первоклассном пассажире достойного сына Марса. Но, увы, как велико было бы их разочарование, если бы они знали, что этот напыщенный черкес не кто иной, как один из содержателей томских вертепов Б. Мало того, что Б. своим внешним видом вводил в заблуждение легковерную публику, он оказался еще контрагентом сибирской жел. дор., так как ехал с контрагентским билетом. Интересно знать, что может быть общего между агентами сибирской жел. дороги и содержателем увеселительных заведений в Томске. По нашему, разве только то, что последние могут существовать для первых, но ведь тогда было бы гораздо удобнее: первым оплачивать заботливое попечение о них последнего чистыми денежками, а не контрагентскими билетами.
Один из начальников станции, как нам это достоверно известно, обратил внимание поездной прислуги на неудобство совмещения профессии Б. с контрагентством. Было бы весьма желательно знать, привело ли к каким-либо результатами распоряжение указанного начальника станции, а вместе с тем не мешало бы Б. снять свою воинственную форму, так как это совершенно не нужно для тех смирных созданий, которых содержит Б., а прочая публика не принимала бы его за достойного сына гордых вершин Кавказа.
[Не по Сеньке шапка : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 196 (8 сент.). – С. 3

10 сентября

Третьего дня вечером на Большой улице возле базарного моста можно было наблюдать довольно характерную сценку. Какой-то господин в фуражке и темно-синим околышем приступил к какой-то даме, тоже приличной наружности, предлагая ей себя в спутники, и когда дама ответила отказом, наговорил ей неприличностей. Несколько прохожих, которые слышали нахала, стали упрекать его за такое поведение, то он принялся доказывать им, что они вмешиваются не в свое дело. Этот спор привлек многочисленную публику, стали звать городового, но такового ни на посту и нигде поблизости не оказалось. Тогда некоторые из публики предложили доставить нахала в участок своими средствами (добровольно он не шел), но он грозно ответил: «Если вы дотронетесь до меня хотя пальцем, я мало того, что вам рожу разобью, еще упрячу туда, куда Макар телят не гоняет!» После этого он величественно вышел из толпы и направился своей дорогой, а собравшаяся публика, пока он не скрылся из виду, сопровождала его бурными аплодисментами и криками: «Браво, нахал!» и т. д.
[Наши нравы : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 196 (10 сент.). – С. 3

Давно ли в Томске яблоки продавались по 20-30 к. фунт, а теперь этот сорт продается уже по 5 коп. ф. Причиной такого понижения цен является все та же железная дорога, давшая возможность томичам покупать продукты отдаленной России из первых рук. В нынешнем году благодаря беспрерывному железнодорожному движению фрукты везут уже не одни монополисты-татары, в руках которых была исключительно сосредоточена торговля фруктами, но везут уже и собственники садов за свой риск и страх, и сибирский потребитель может делать свои закупки из первых рук по значительно дешевой цене. На днях, например, до семисот пудов яблоков привезли крестьяне из Симбирской губ. и пустили яблоки по 2 р. пуд или по 5 к. фунт так,, что старый рыбный базар, где расположились крестьяне, теперь положительно одержим яблочной горячкой. Наши старые торговцы, задававшие до сих пор тон и торговле, и ценам в ужасе и, кажется, масленица для них уже кончается.
[Яблочная война : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 193 (10 сент.). – С. 2

О самоедах рассказывали некогда, что у них рты на темени. Ничего подобного нельзя сказать о наших извозчиках, биржа которых около клиники: рты у них на месте и раскрываются широко. Прохожие очень часто должны ускорять шаг, чтобы не слышать самой отборной извозчичьей брани. Уверяют, что происходят и драки. Не беремся разбираться в том, что они между собою делят, и что за черная кошка пробежала между ними, но только городовой пост в этом пункте, безусловно, необходим.
[Один миг до потасовки : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 193 (10 сент.). – С. 2

11 сентября

8-го сентября при сравнительно хорошей погоде на ипподроме томского общества охотников конского бега состоялись велосипедные гонки. В программу между прочим входил заезд на звание первого ездока г. Томска. Состязались трое велосипедистов, один из которых прекратил состязание на полпути, другие же два шли все время ровно, не уступая друг другу, и пришли к месту, на взгляд публики, одновременно. Однако жюри присудило звание первого ездока в Томске г. Баранову. Это вызвало со стороны значительной части публики громкий протест с заявлением, что оба указанные велосипедисты пришли вместе, и на этом основании требовалось повторение состязания. Требование это уважено не было. Последний нумер программы – состязание велосипедиста с лошадью – совсем не состоялся.
[Велосипедные гонки : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 197 (11 сент.). – С. 3

12 сентября

Ректор университета при отношении от 5 сентября препроводил на рассмотрение и утверждение строительного отделения губернского управления составленный архитектором университета гражданским инженером Гут проект и смету с единичною расценкой на постройку здания для госпитальных клиник при университете.
По упомянутой смете, проверенной губернским инженером Хомичем, исчислено расхода 373 937 р. 27 к. Строительное отделение, рассмотрев упомянутый проект, смету и единичную расценку и найдя их составленными правильно, определило: проект одобрить и смету в размере 373 937 р. 27 к. утвердить.
[К постройке госпитальных клиник при университете : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 198 (12 сент.). – С. 2

Третьего дня вечером пришел в наш город по дороге из Каинска редактор парижской газеты “La Patrie” г. Lelouvier, совершающий кругосветное путешествие пешком. Г. Лелувье, оставив Париж в сентябре 1901 г., в Варшаве зазимовал и вышел оттуда 3 марта. Путешествие свое от Каинска до Томска он сделал в 11 дней. Всего пройдено им от Парижа до Томска около 7 700 верст. Г. Лелувье имеет намерение поделиться с томской публикой своими впечатлениями в виде публичной лекции.
[Пешеход вокруг света : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 199 (12 сент.). – С. 3

На днях по линии сибирской железной дороги опубликован приказ начальника этой дороги со списком железнодорожных служащих, уличенных в передаче им другим лицам бесплатных проездных билетов. Всего зарегистрировано таких агентов по девяти указанным в приказе дорогам лишь 113 человек, преимущественно бывших служащих, в числе которых оказались лишь два конторщика (оба сибирской дороги) и три телеграфиста; остальные же оказались исключительно низшими служащими, стрелочниками и т.п., причем на долю сибирской дороги из общего числа падает 46 человек. Принимая во внимание, что на указанных девяти дорогах имеется всех служащих не менее 75 тыс. человек, надо признать, что процент агентов, злоупотребляющих билетами, в высшей степени ничтожен.
[Интересная статистика : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 199 (12 сент.). – С. 3

В настоящее время на базаре в Томске усиленно скупаются кедровые орехи большими партиями для отправки их на пароходах в Тюмень и оттуда в Екатеринбург. Скупщики так круто повели свое дело ввиду прекращающейся навигации, что в течение двух последних недель цена на орех сразу поднялась с 2 р. 50 к. до 3 р. 25 к. за пуд. Крестьяне, проведавши о такой цене, бросились с орехами на базар и теперь не в базарные дни на площади ничего нельзя купить – стоят десятки возов и все с орехами. На этой же неделе из-за орехов вышла такая история. Скупщики, разъезжая по деревням, скупали там орех по цене от 2 р. до 2 р. 40 к. за пуд с условием расчет сделать в городе; когда крестьяне привезли орехи в город (в понедельник) и узнали, что цена на них поднялась до 3 руб., они выехали на базар, отказавшись сдавать орехи скупщику по ряженной им цене. Тотчас весь транспорт ореха и до десяти человек крестьян были препровождены в полицию, которая и заставила крестьян, к великому их огорчению, сдавать орехи по ранее условленной цене. Впрочем, эта ореховая горячка пройдет скоро, так как предположенная к отправке партия почти пополнена. Недели через две-три цена на орех, по соображениям компетентных людей, должна будет спуститься до 2 р. за пуд.
[В настоящее время на базаре в Томске усиленно скупаются кедровые орехи... : хроника] // Сибирская газета. – 1882. – № 37 (12 сент.). – С. 887

14 сентября

В минувшее воскресенье состоялся полет на воздушном шаре г. Моисеенкова и г-жи Коротченковой. Шар с его пассажирами по спуске в городском саду невысоко поднялся в воздухе (далеко, конечно, ниже предполагаемого подъема на 10 тыс. метров или 10 верст!) и пролетел на Болото вблизи р. Ушайки, где и опустился вполне благополучно. Конечно, полет на шаре двух людей – зрелище невиданное в Томске, но, несомненно, гораздо более интересное зрелище представляли собою громадные толпы обывателей, всех званий и возрастов, несущихся сломя голову с воплями и дикими возгласами по городским улицам вслед за летящим шаром. Это была картина поистине оригинальная и… дикая.
[Воздушный шар и обыватели : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 198 (14 сент.). – С. 2

В субботу, 11 сентября, состоялось в городской управе заседание комиссии по вопросу о праздновании 300-летия с основания гор. Томска. Трехсотлетие исполняется 27 текущего сентября. Комиссия, имея в виду с одной стороны переживаемые в настоящее время события, и с другой, что празднование 300-летия должно бы носить широкий общественный характер, не признала возможным устраивать празднество ныне и заключила: отложить его до более благоприятного времени.
[Празднование 300-летия г. Томска : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 200 (14 сент.). – С. 3

16 сентября

Возвращаюсь часов в десять-одиннадцать вечера к себе на квартиру.
Непроглядная тьма. Невозможные тротуары.
Слышу пьяные голоса.
- Митька, а Митька!
- Чаво?
- Пальни!
В нескольких шагах от меня блеснул огонек и…
- Бац!
- А еще!
- Бац!
- Ну!
Митька еще пальнул… Хотя я и не из трусливого десятка людей, тем не менее подобная стрельба под самым почти носом, а тем более еще и в то время, когда об этом совершенно не думаешь, да стрельба почти в центре города, признаюсь чистосердечно, произвела на меня особое впечатление, при котором и храбрые люди задают лататы. И я был очень близок к этому, но «Митька», который в это время подошел ко мне вплотную, успокоил меня:
- Вы не бойтесь… Это я любя пальнул!
И ушел, напевая:
Целовальника по уху –
Р-рраз!
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 191 (16 сент.). – С. 3

До какой курьезной нелепости доходит требовательность наших домохозяев по отношению к квартиронанимателям, показывает следующий факт: госпожа С. намерена была снять свободную квартиру у одного отставного чиновника П—ва, имеющего дом по Дворянской улице. Но когда этот почтенный хозяин заявил ей о своих условиях, она была принуждена отказаться от квартиры и поплатиться тремя рублями, оставленными в качестве задатка. Условия эти, изложенные письменно, состояли в следующем: 1) квартиронаниматель не должен держать посторонних квартирантов и в нанимаемом им помещении проживает только со своей семьей; 2) о приходе и уходе гостя или другого лица, которое посетило бы квартиронанимателя – последний всякий раз обязан докладывать об этом домохозяину с указанием фамилии посетителей и 3) если в семье квартиронанимателя кто-нибудь родится или умрет, то об этом немедленно доводится до сведения домохозяина. Нужно сознаться, что никогда «домовладельческая мудрость» не предъявляла к своим «жертвам» таких драконовских правил, как в данном случае… Только найдутся ли желающие подчиняться этой регламентации, и не останется ли строгий домовладелец со своим домом «на бобах»?
[Строгий домовладелец : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 200 (16 сент.). – С. 3

Томск, обзаведясь электрическим освещением, при полном отсутствии какой бы то ни было мостовой, сколько-нибудь сносных тротуаров, напоминает франта в цилиндре, но без сапог. Уже одно это – большой курьез, но и этого мало. Оказывается, что в темные ночи у нас вовсе не редкость встретить пешеходов, путешествующих с ручными фонарями. Конечно, никто себе не враг, а потому вполне естественно, что всякий, кто не желает напороться на костыль, вбитый в телеграфный столб в сторону тротуара, или на гвоздь, торчащий из заборов, огораживающих вновь строящиеся дома, наконец, просто нежелающие искалечиться на наших милых тротуарах или попасть в ловушки, обильно расставленные, например, у домов г. Королева по Почтамтской улице, – предпочитает освещать себе путь ручным фонариком… В самом деле, не курьез ли такое явление, что у нас электричество зажигается лишь после 8 часов вечера, тогда как с семи часов уже царит на улицах темнота?! Между тем, с закрытием в 8 часов вечера магазинов уличное движение у нас почти совершенно прекращается, ибо с этого времени 9/10 томичей уже сидят, а то и спят дома. Спрашивается, какая же польза от того, что у нас имеется электрическое освещение или, вернее, пародия на него?
[Один из тысячи томских курьезов : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 200 (16 сент.). – С. 3

Каждый из торговцев, знающий свойства легковерной публики, прибегает к рекламированию своего товара. Торговцы полагают, что без этого не может процвести отечественная промышленность, а в сущности на рекламе основывается гешефт. Мы, как это вообще принято в газетах, отводим особый отдел для объявлений и реклам, подлежащих полицейскому просмотру, нисколько не отвечая за верность сообщенного в этих рекламах. Из напечатанных за последнее время реклам в нашей газете особенно обращают на себя внимание объявления г. Ф—а, которому не нравится конкуренция других торговцев с такими же товарами, как у него. Вполне понимая, что его уверения служить интересам «почтеннейшей публики» рассчитаны на гешефте, и зная, что уплаченные нам за объявления деньги будут сторицею возмещены все тою же почтеннейшей публикой, мы не можем, однако, оставить без внимания одной подробности в объявлении г. Ф—а. Приехавший в Томск от К⁰ Зингер с швейными машинами особенно не понравился Ф—у и последний, выхваляя свои более дешевые машины и лучшего будто бы качества, говорит, что не успела К⁰ Зингера приехать, а 12 машин, купленных у нее, находятся в починке. Верно это или нет, мы не знаем, но обязаны заявить, что слышали лестные отзывы от покупательниц о машинах К⁰ Зингера, а также и о тех льготах, какие делаются при покупке – компания соглашается на еженедельную уплату денег по 1 р. 75 к. Кроме того, у нее здесь свои мастерские, где в случае порчи купленной машины та исправляется безвозмездно.
[Каждый из торговцев,.. прибегает к рекламированию своего товара... : городские известия] // Сибирская газета. – 1884. – № 38 (16 сент.). – С. 927-928

18 сентября

Демонстрируемый в Томске в последнее время обыватель африканских степей – «великан» – страус получил себе печальный конец: третьего дня он отвезен на отвал. Хотя страус посещался местными обывателями и не особенно охотно, но нельзя сказать, чтобы причиной его погибели был холодный прием публики, а скорее холодный климат и, может быть, голод, так как страус имел крайне истощенный вид.
[Страус в Томске : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 203 (18 сент.). – С. 2

19 сентября

Один из начальников станции возбудил пред управлением Сиб. ж. д. вопрос – можно ли допускать проезд по бесплатному билету вместо няни мужчины при детях служащих.
Общее присутствие управления дороги постановило: так как положением о бесплатном проезде по каз. жел. дорогам проезд мужчины при детях вместо няни не предусмотрен, то таковой проезд не может быть допускаем.
[Может ли мужчина быть няней? : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 201 (19 сент.). – С. 2

20 сентября

Томский купец И. И. Смирнов обратился в городскую управу с ходатайством о разрешении ему организовать перевозку дачников и других лиц по р. Томи до Басандайки и обратно и через р. Томь на моторных лодках. Таких лодок в обращении будет две – в 5 и 8 сил. Плата за провоз определяется так: до Басандайки и обратно по 30 коп. за конец и за р. Томь и обратно – по 15 к. за конец. Причалы в городе предполагается устроить: в большую воду около спасательной станции и в мелководье – возле летнего рыбного базара.
[Сообщение на моторных лодках : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1907. – № 120 (20 сент.). – С. 3

Вчера утром выпал первый снег, вскоре же стаявший.
[Первый снег : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1907. – № 120 (20 сент.). – С. 3

Нам сообщают, что один из зубных врачей, пользующихся в Томске большою популярностью, не имеет обыкновения дезинфицировать инструменты, которые им вводятся в полость рта пациентов. Так, например, сверло от бормашины, только что примененное им для сверления зуба одного пациента, он вслед затем без всякой дезинфекции применяет с тою же целью к другому пациенту. При подобном отношении к делу не трудно привить пациенту худшую болезнь, чем зубная. Гг. зубные врачи не должны забывать, что и от парикмахеров требуется дезинфекция их инструментов, что же касается их, зубных врачей, они должны поставить себе за правило производить дезинфекцию инструментов каждый раз пред употреблением их и на глазах пациентов.
[Из деятельности зубных врачей : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 205 (20 сент.). – С. 2

По последним официальным сведениям, сельское население Сибири с инородцами и ссыльнопоселенцами простирается до 1 388 000 ревизских душ, распределяющееся по губерниям и областям следующим образом: в Тобольской губернии приблизительно 463 000 душ, в Томской – 324 000, а Иркутской – 165 000, в Енисейской – 164 000, а Забайкальской области – 141 000, в Амурской – 3 000, в Приморской – 13 000, в Якутской – 112 000. Общее же пространство земли в Сибири составляет более 10 709 000 квад. верст, или 1 113 815 000 десят., в том числе: по Западной Сибири более 2 054 800 кв. верст, или 213 701 900 десятин, и по Восточной Сибири 8 654 900 кв. верст, или 900 113 600 дес. Собственно местности, способные к земледелию, занимают по Западной Сибири 666 900 кв. верст, или 69 465 800 дес., что составляет 32,4% общего пространства, а по Восточной Сибири 1 612 300 квадратн. верст, или 167 890 100 десят., т. е. 18% общего пространства. Из последнего количества снято на планы по Западной Сибири 10 918 591 дес. и по Восточной снято на планы и рекогносцировано 12 709 798 дес. За исключением небольшого количества земель, Всемилостивейше пожалованного частным лицам и некоторым ведомствам, вся масса земель в Сибири признается собственностью казны. Если для наделения крестьян землею принять примерно по 30 дес. на душу, то в тех местностях, где развито земледелие, потребуется отвести земли; для 408 000 душ в Тобольской губернии – 12 240 000 дес., для 96 000 душ Томской губернии – 2 880 000, а всего по Западной Сибири – 15 120 000 дес., для 165 000 душ в Иркутской губернии – 4 800 000 и для 98 000 душ в Забайкальской области - 2 940 000, всего по Восточной Сибири – 12 960 000 дес. Таким образом, для 927 000 душ, населяющих земледельческие местности Сибири, потребуется к отводу, считая по 30 дес. на душу, до 27 810 000 дес. За отводом этого количества в надел оседлому сельскому населению в земледельческих местностях Сибири должно остаться свободного пространства, подлежащего передаче в ведение управления государственных имуществ: в Западной Сибири – около 54 300 000 дес., в Восточной Сибири – 155 200 000 десят., всего 209 500 000 десятин.
[По последним официальным сведениям, сельское население Сибири... : хроника] // Сибирская газета. – 1881. – № 30 (20 сент.). – С. 843

21 сентября

Некто г. Ревякин обратился в городскую управу с предложением – предоставить ему организацию ночной охраны в Томске. Ныне, пишет г. Ревякин, ночная стража обходится домовладельцам Томска до 26 000 р. в год и в настоящее время всего содержится 5 старших стражников, 51 конных и 36 пеших. Но кому неизвестно, говорит г. Ревякин, что представляет из себя неповоротливая, едва движущаяся, запутанная в башлык и доху, фигура пешего караульщика в зимнее время. Такие караульщики бесполезны, а между тем на наем такой опереточной стражи домовладельцы расходуют 5 184 р. Г. Ревякин полагал бы совершенно отказаться от охраны посредством пеших караульщиков, а организовал исключительно конную, увеличив ее численность, т. е. в общем на 22 человека, и тогда будет всего 109 стражников: на содержание их потребуется, считается по 240 руб. на каждого, 26 160 р., да на содержание администрации 13 290 р., а всего 39 450 р. Доведя численность конных стражников с 51 до 109 чел., т. е. почти вдвое, главное же набрав стражу из людей благоразумных, здоровых и сильных, что вполне возможно при уплате хорошего вознаграждения, охрана города будет, несомненно, более лучшей.
[Предложение городу : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 206 (21 сент.). – С. 2

Число обедающих в дешевой столовой с каждым днем все увеличивается и увеличивается. В настоящее время записалось около 100 абонентов по преимуществу из учащейся молодежи. Ввиду этого, а также еще и потому, что абонентам плата против прошлого года назначена на 1 руб. дороже, можно бы было приступить и к некоторым улучшениям кухни. Так, например, супы представляют из себя безвкусную жидкость, без всякого навара, приправленную картофелем и капустой, иногда рисом и проч. На второе блюдо подается мясо почти всегда в рубленом виде и очень редко в виде хорошо зажаренного куска мяса или бифштекса. Вообще в смысле разнообразия блюд дешевая столовая не подвинулась ни на шаг против минувшего года. Право, на это следовало бы обратить внимание, за что обедающие от души сказали бы «спасибо» комитету, в ведении которого находится вышесказанная столовая.
[Число обедающих в дешевой столовой : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 204 (21 сент.). – С. 2

19 сентября публика в театре Королева имела случай наблюдать, кроме представления на сцене, еще другое, хотя и совсем неинтересное, представление, в коридоре театра. В представлении этом участвовали редактор местной газеты «Сибирский Вестник» и один из его сотрудников, рекомендовавшийся хроникером названной газеты. Оба были в довольно высоко приподнятых чувствах и соответственно такому своему состоянию, провели свои «характерные» роли отменно и вызвали полнейший восторг наблюдавшей их публики. В конце концов господин, называвший себя хроникером, был вынесен из театра… конечно, полицией.
[Публицисты в публике : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 204 (21 сент.). – С. 2

22 сентября

Во вторник 20 сентября в театре Королева снова демонстрировался синематограф Люмьера, на этот раз вместе с биоскопом Брауна.
Всех картин было поставлено более 50. Насколько удовлетворены были мы приличною программою первого сеанса, настолько недовольными мы вышли из театра в последний раз.
На этот раз пред зрителями на экране одна за другой появлялись картины чисто балаганного, далеко не двусмысленного характера: «Вальс на потолке», «Приключение с влюбленным стариком», «Скандальная брачная ночь», «Возвращение мужа с сытного ужина» и особенно циничная, по нашему мнению, совершенно недопустимая к демонстрированию в публичных местах картина «Волшебная курица».
А между тем в театре было очень много детей.
Публика же в театре, главным образом «в верхах», была в восторге от пошлых по содержанию картин и неистово требовала bis’ов.
Похвалы заслуживает идейная по содержанию и очень удачная по исполнению картина «Сталелитейный завод Круппа в Эйсене (в Германии)», где перед зрителями наглядно рисуется картина постоянного приготовления чугунной руды в сталь, литье последней в формы, изготовление брони для военных судов и т. д.
Мы думаем, что г. администратор, не считаясь со вкусами известной части публики, циничные картины вроде «Волшебных куриц» и сальных балетов должен заменить картинами, заслуживающими внимания.
[Сеанс американского биоскопа Брауна и синематографа Люмьера : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 196 (22 сент.). – С. 2

Местному купцу Ф. понадобился конторщик, и ему рекомендовали г. А., человека семейного. Ф. любезно принял рекомендованного, условился о жалованьи, дал готовую квартиру и даже предложил своих лошадей для перевозки имущества вновь нанятого конторщика. Последний, заручившись словами Ф, заявил своему квартирному хозяину, что он уходит с квартиры, и тот поспешил сдать ее другому лицу. Наступил день вступления в должность. А. собрал свои пожитки и пошел за обещанными лошадями. Ф. встретил его с приятной улыбкой и заявил:
- Извините… но я нанял другого конторщика…
И, конечно, ничего больше не оставалось делать, как раскланяться и уйти. Но вопрос: куда идти, где искать места, куда поместить семью?
Положение не из завидных.
[Наниматели и нанимаемые : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 196 (22 сент.). – С. 2

Вероятно, многие томичи видали на людных улицах мужчину, ползающего на коленях и просящего милостыню. Вероятно, сердца многих омрачились жалостью к «несчастному» калеке – полному сил ражему мужчине, и многие, вероятно, думая об «ударах судьбы и роковой необходимости», подавали ему от трудов своих. Но что же на самом деле представляет из себя этот «калека»? Нам передают, что около одного кабачка он, сняв с колен обитые кожей деревяшки, с таким жаром и так лихо отхватывал «гопака», что ему позавидовал бы любой «хохол». А после танцев опять ползал по улицам, надувая почтеннейшую публику. Значит, с одной стороны – сострадание, с другой – «гоп, мои гречаныки»…
[Тоже «калека»: томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 207 (22 сент.). – С. 4

В субботу мы были свидетелями постановки нового телефонного столба на углу Дворянской ул. и Благовещенского переулка. Рабочих при постановке участвовало до десятка. Одни из них упирали в комель стяжками и держали его в яме, другие же взялись за средину, раздалось нечто вроде «Эй, ухнем», и столб отделился от земли. Тогда его подперли доской и лопатой, причем первая подпорка уперлась в живот рабочего. Принесли маленькую лестницу с набитыми тонкими планками, изображавшими ступени, пустили и лестницу в качестве подпорки, и столб еще немного отделился от земли и добрую четверть часа находился под острым углом, угрожая ежеминутным падением проезжим и прохожим. При этой работе находился почт. телегр. чиновник, а от публики, наблюдавшей работу, мы узнали, что точно так же ставятся у нас и другие телеграфные и телефонные столбы…
Спрашивается, неужели почт.-телегр. техникам не полагается выдавать для подобных работ блоки, веревки, прочные лестницы, наконец, неужели никто из них не знаком с постановкой столбов так называемыми стрелами и в будущем продолжится такой же технический способ постановки, основанный на том лишь чисто русском соображении, что, авось, мол, столб не вырвется из ямы, не поломает тонкую подпорку, и, авось, он никого не убьет…
[Работники на авось: томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 202 (22 сент.). – С. 2-3

23 сентября

Канцелярия. На дверях объявление: «Прием прошений и выдача справок с 12 до 3 часов дня». Просители, не подозревая расписания, задолго до 12 часов собрались в прихожей и толпятся, заглядывая в канцелярию.
- Вам что? – осведомляются у каждого «новозаглядывающего» писцы.
- Мне бы вот справочку…
- Подождите там. Секретаря нет. Придет и скажете ему.
- А вам?
- С прошеньицем, батюшка… Вишь, родимый ты мой, как дело-то приключилось…
- Вот секретарь придет и примет. Посидите там в прихожей.
Бьет 12. Проходит 1, 2 и половина 3-го часа. Просители переминаются в нетерпении. Писцы расходятся. В прихожей остаются одни просители и сторож. Появляется секретарь.
- Вам что?
- Прошеньице вот, батюшка…
- Давайте сюда.
- А вам?
- Справочку бы мне на счет…
- Ну, справочку сегодня уже поздно. Приходите завтра, я велю писцам справиться. А теперь некому, разошлись все…
Прием кончен. Просители уходят. Неудовлетворенные бормочут про себя:
- И вот все этак-то: Петька дома, Митьки нет; Митька дома, Петьки нет! Писаря без секретаря не могут, секретарь без писарей не могит, а ты вот ходи да ходи. Видно, придется не одни бродни стоптать, пока удастся их вместе поймать…
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 197 (23 сент.). – С. 2

Действие происходило на днях на берегу Томи. Волнуя реку, двигается паром, наполненный пассажирами. Все наблюдают за рыболовами, которые, сидя на своих «душегубках», удят рыбу. Вдруг крик… у одного из рыболовов от волнения ли или от чего другого перевернулась лодка, и он исчез под водой. К счастью, подоспел паром, и рыбака, который оказался дряхлым-предряхлым стариком, вытащили на него. Лодку не успели захватить, но, к удивлению всех присутствующих, она послушно поворачивает и плывет к берегу за паромом. К поясу старика, оказалось, привязана длинная веревка, которой и не заметили впопыхах. «Как посижу малость в лодке, так и задремлю сейчас, – добродушно объясняет старик причину, почему он привязывает себя. – Того и гляди, што и с лодкой перекувыркнешься… Давай, думаю, привяжу себя… А то утонешь, поди ищи там – скоро ли сыщешь… А тут значит, увидят, где лодка, тут уж и я».
[И смешно, и плакать хочется : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 206 (23 сент.). – С. 2

Неблагоприятное течение настоящего летнего периода самым неблагоприятным образом отразилось на пчеловодстве в Томской губ. Как передают пасечники, повсеместно почти наблюдается недобор меду в сравнении с прежними годами. Обыкновенно пчеловоды делают два сбора в лето. Первый раз в июле месяце, когда получается так называемый «липец», а второй раз в конце августа. В настоящем году в некоторых местах подрезали только один раз мед, и сбор все-таки был слабый. Несомненно, ближайшей причиной недобора следует признать атмосферические влияния лета, хотя при более правильной постановке пчеловодства у нас можно было бы в значительной степени ослабить неблагоприятное влияние внешний условий, тем более что число образцовых пасек встречается уже в районах пчеловодных не особенно редко. Одним словом, есть, где поучиться, да наша косность – беда всем бедам. Мы со своей стороны рекомендовали бы пасечникам обратить внимание на это обстоятельство, так как вообще пчеловодство в Томской губ. падает в то время, как оно могло бы процветать. Кстати и еще кой-кому не мешало бы подумать об этом.
[Недобор меду: томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 206 (23 сент.). – С. 2

24 сентября

Нечаевская улица. Отделение 7 сводного госпиталя. Подъехавший на извозчике старичок в форменном пальто, с портфелем подмышкой торопливо поднимается по ступенькам крыльца.
- Прикажите ждать, барин?
- Нет… Па-а-слушайте, – обращается старичок к одному из присутствующих, надо быть, какому-то подрядчику, – отдайте ему 30 коп.
- Мне, ваш-дие, 40 коп. следовает… За два конца… – протестует извозчик.
- Отдайте ему двадцать пять, – старичок начинает раздражаться.
- Это за два-то конца…
- Дайте ему двадцать!
- Да вы, барин, никак смеетесь надо мной…
- Десять!!.. – исступленно выкрикивает старичок, исчезая в подъезде.
Подрядчик предупредительно раскрывает кошелек и подает извозчику гривенник.
Получи.
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 198 (24 сент.). – С. 3

25 сентября

Недостаток работы, ежедневно увеличивающаяся дороговизна хлеба и других съестных припасов, недостаток и дороговизна квартир дают себя чувствовать жителям г. Томска как прямо увеличением обыденных расходов, так и увеличением краж, а также и нищих, так как ежедневно делаемые полицией облавы дают до 100 человек бесприютного люда. При таких обстоятельствах как для безопасности жителей города, так и для самого пролетариата не мешало бы подумать об устройстве в Томске ночлежного дома, когда-то существовавшего здесь.
[Недостаток работы, ежедневно увеличивающаяся дороговизна хлеба... : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 39 (25 сент.). – С. 990

Нам сообщают, что один из капиталистов г. Томска предлагает городу выдать ему концессию на постройку вдоль р. Ушайки новых каменных лавок вместо дряхлых деревянных; о замене деревянных рядов каменными следовало подумать давно, ибо, не говоря уже о том, что они обезображивают лучшую местность в городе, они и опасны в случае пожара, между тем, в них находится товара не на одну сотню тысяч рублей. Но при выдаче концессии также следует быть осторожным, ибо в Томске мало капиталистов, которые бы сочувствовали нуждам города, а тем более там, где задеты собственные интересы.
[Нам сообщают, что один из капиталистов г. Томска... : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 39 (25 сент.). – С. 990

Нам сообщают, что на днях томский полицеймейстер вместе с городским головой осматривали большую базарную площадь с находящимися на ней торговыми рядами, причем оказалось, что большинство рядов ремонтировалось только снаружи для придания более или менее благообразного вида, а внутри везде трещины, подпорки и проч., так что большинство рядов требует немедленного ремонта, а иначе грозят опасностью для жизни как торговцев, так и покупателей. Внутри рядов, так же как и на базарной площади, грязь и нечистота; мелочные торговцы овощами и проч. торгуют прямо на земле и хотя платят в доход города аренду, но не имеют, как в других городах, даже помоста, где бы могли разложить свой товар, и ларей, куда бы они могли запирать товар на ночь вместо того, чтобы носить его на себе. За эти небольшие удобства мы думаем, что и торговцы не отказались бы заплатить несколько дороже, чем теперь.
[Нам сообщают, что на днях томский полицеймейстер... : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 39 (25 сент.). – С. 990

28 сентября

В минувший четверг в пивном зале, что на Большой ул., имел место следующий случай. К сидевшему за столом местному обывателю подошли два полицейских чиновника и попросили его следовать за собой в полицию. «Зачем?» – удивился обыватель. «Ведь вы Михайлов?» – сказал один из чиновников (Михайлов, как известно, бывший письмоводитель мирового судьи, сбежавший после нескольких мошенничеств и теперь разыскиваемый полицией). Обыватель отвечал, что он не Михайлов, а такой-то. «Ну ладно, в полиции разберут», – заявили чиновники, и обыватель был принужден отправиться в полицию, где оказалось, что задержанный обыватель совсем не Михайлов, а местный домовладелец и старожил г. Н.
Арест г. Н. произошел на глазах многочисленной публики и вообще весь этот инцидент стоил г. Н. немалых нравственных страданий. Разумеется, ошибка всегда и везде возможна, но, конечно, было бы лучше, если бы ее в данном случае не было.
[Ошибка : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 211 (28 сент.). – С. 2

29 сентября

Предложенная линия трамвая следующая: от пристани до Миллионной улицы только временная летом, затем постоянная линия от конца Миллионной до общежития студентов и с Базарной площади по Обрубу, Акимовской, Б. Кирпичной, Белой и далее до вокзала.
[Предложенная линия трамвая : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 211 (29 сент.). – С. 2

Вчера утром в магазин золотых и серебряных вещей Анцелевича зашла интеллигентная на вид брюнетка лет 16 в синем жакете и башлыке с золотыми кистьми и попросила показать ей часы. Выбрав одни из них в 15 руб., она, отрекомендовавшись Андреевой, обратилась с просьбой послать с ней за деньгами мальчика на ее квартиру, что и было исполнено хозяином магазина. Дойдя с мальчиком до конторы в д. Шипицина, она велела ему зайти сюда «за деньгами». Когда мальчик вышел на улицу, «покупательницы» уже не было. И так как ему сказали в конторе, что какая-то Андреева живет по Никитинской ул. № 22, то он и направился «по адресу» и действительно нашел… г-жу Андрееву. Выслушав все вышеизложенное, г-жа Андреева была очень удивлена и заметила мальчику, что она, как и он сам видит, совсем не та Андреева, которая, очевидно, с часами скрылась, что она только что встала и пр. Сконфуженный и опечаленный мальчик ушел ни с чем в магазин. Аналогичные «проделки» молодой аферистки были и раньше, но пока эта госпожа еще не обнаружена.
[Молодая аферистка : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 211 (29 сент.). – С. 2-3

30 сентября

Во вторник 28 сентября в зале общественного собрания был демонстрирован американский биоскоп. В афишах было замечено, что новое усовершенствование биоскопа позволяет показывать картины без малейшего сотрясения (мерцания), что приблизительно и было. Из картин, которых было показано около семидесяти, заслуживают внимания картины из войны России с Японией; некоторые картины по желанию публики были показаны по нескольку раз, так например: разведка русских передовых частей у селения Генчжуандзы, прибытие в гавань Чемульпо крейсера «Варяг». Из картин общего содержания хороши были историческая картина «Легенда о Блудном сыне», «Путешествие на луну» и другие. Публики было много.
[Демонстрирование биоскопа : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 213 (30 сент.). – С. 3

Трагикомические и всяческие инциденты так обычны на наших пожарах, что о них приходится слышать почти постоянно. Оно и понятно: всякий, кто не остается зрителем гибели в пламени имущества ближнего, тот спешит помочь несчастным тем или иным способом, причем поддаваясь общему тревожному настроению, человек делается и раздражителен, и придирчив, и несправедлив. И вот под влиянием таких настроений, на последнем пожаре произошел инцидент, кончившийся благодаря вмешательству рассудительных людей, ничем.
Член вольного пожарного общества Z кричит проходящему чиновнику полиции: «Эй, вы, полицейский! Прикажите подать сюда бочку воды». Чиновник счел эту фразу оскорбительной и отдает приказание арестовать Z. Работа пожарной машины г. Вытнова останавливается, а она была необходимой, и начинается разбор дела на месте. Арест отменен, стороны удовлетворены, и все идет обычным порядком… Спрашивается, неужели нельзя оставить хоть на время народного бедствия свою амбицию и пустыми объяснениями не мешать делу…
[Трагикомические и всяческие инциденты : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 208 (30 сент.). – С. 3

Заметили ошибку в тексте?