Жизнь Томска и его горожан на страницах периодической печати конца XIX - начала XX вв.

Январь - Февраль - Март - Апрель - Май - Июнь - ИЮЛЬ - Август - Сентябрь - Октябрь - Ноябрь - Декабрь

1 июля

Третьего дня совершено было торжество освящения новой спичечной фабрики торгового дома Кухтериных, построенной вблизи существовавшей прежде фабрики Ворожцовой. Здания новой фабрики построены солидно, помещения для рабочих светлые и просторные, и мастерские обставлены новейшими орудиями и машинами. Нужно надеяться, что теперь недостатка в хорошей и дешевой спичке в Томске не будет.
[Открытие спичечной фабрики : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 140 (1 июля). – С. 3

18-го июня, около часа ночи, околоточный надзиратель Ляшков, проходя мимо ресторана «Ермитаж» мещ. Попова, заметил, что в ресторане, несмотря на запертые двери, производится торговля. При входе в ресторан околоточный надзиратель был остановлен швейцаром, а на балконе ресторана появился сам Попов и обрушился на голову полицейского чиновника с громовою речью: «Что тебе здесь нужно, – кричал Попов, – что ты ко мне вяжешься, ты не будешь более ездить и следить за моим рестораном, я не пожалею 500 руб. и ты околоточным надзирателем не будешь, а будешь есть селедки тухлые. Не я буду, если не столкну тебя с места». Эта громовая речь увековечена полицейским протоколом.
[Ресторатор-громовержец : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 138 (1 июля). – С. 3

Министерство финансов предписало казенной палате дать к 1-му августа сведения о квартирах в Томске ввиду предстоящего квартирного налога, причем обязало полицию оказывать свое содействие. Оригинально понимается у нас это «содействие». Чиновник казенной палаты обходит квартиры (так, по крайней мере, было на Верхней Елани) с городовым. Даже в холерное время, когда умы обыкновенно настроены беспокойно, санитары-попечители беспокоили полицию только в крайних случаях.
[К квартирному вопросу : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 137 (1 июля). – С. 3

На днях вышло распоряжение полиции о том, чтобы ночные сторожа не стучали в колотушки, а если бы завидели, что неблагополучно, то давали бы свистки. Это распоряжение не нравится многим обывателям, которые говорят, что если мы не слышим колотушки, то значит и сторожа на улице нет; в сущности же колотушка всегда предупреждает воров о местопохождении караульного и дает им возможность отлично обделывать делишки. Свистки поэтому целесообразнее; следует только наблюдать объездным за сторожами, чтобы они были на своих местах.
[На днях вышло распоряжение полиции... : хроника] // Сибирская газета. – 1884. – № 27 (1 июля). – С. 676

Едва ли нуждается так в тротуарах какое-нибудь другое предместье Томска, как Болотное, вполне оправдывающее свое название; а между тем в этом-то предместье их и не достает; существующие тротуары до того ветхи, что, не рискуя сломать ноги, опасно по ним ходить, а там, где их вовсе нет – пешеходу приходится вязнуть в грязи по колена. Справедливость требует заметить, что в последнее время на всех главных улицах и переулках, ведущих к ним, тротуары исправлены или сделаны заново, так что пешеход может теперь не опасаться попасть в ловушку и получить увечье.
[Едва ли нуждается так в тротуарах какое-нибудь другое предместье Томска,.. : хроника] // Сибирская газета. – 1884. – № 27 (1 июля). – С. 677

2 июля

На днях членами городской управы вместе с брандмейстером и членами добровольного пожарного общества производилось испытание водоподъемного насоса, выписанного городской управой для работ по изысканию источников водоснабжения для проектируемого водопровода. При испытании оказалось, что этот насос, приводимый в движение 6-ю людьми (насос с ручным приводом) наполняет пожарную бочку водой в 37 секунд, тогда как эта же бочка обычным способом, при посредстве черпаков, наполняется водой в 2 минуты, да и то при условии исполнения этой работы людьми со свежими силами. Такое преимущество насоса дало мысль применить его при тушении пожаров, и с этой целью насос поставлен теперь на платформу с колесным ходом и отдан в распоряжение пожарной команды. В случае нужды насос будет привозиться на реку или к колодцам по близости к месту пожара, так как рукав насоса длиной около 12 арш. позволяет пользоваться и такими колодцами (их много в городе), вода в которых далеко от поверхности земли. Управа предполагает выписать еще несколько таких насосов, подешевле (имеющийся стоит 335 р.) и снабдить ими все пожарные части города.
[Полезное нововведение : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 141 (2 июля). – С. 2

3 июля

В Томске есть тротуары двух типов: такие, по которым можно ходить и в грязь, и в сухую погоду, и такие, которые приходится обходить и в грязь, и в сухую погоду. Тротуаров второго типа немного, но все-таки они есть. Устройство их очень не сложно. Сколачивают четыре бревна в форму четыреугольника, кладут их на землю, набивают средину щебнем и галькой, или прямо глиной или же, как ухитрился кто-то в Уржатском переулке, кирпичами, торчащими в разные стороны. В дождь на таких тротуарах образуется грязь и лужи, и их приходится обходить чуть не по дороге, где грязь не так глубока и нет луж; в сухую погоду на них легко рвется обувь. Неужели нельзя обязать домовладельцев заменить грязные тротуары деревянными?
[Томские тротуары : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 142 (3 июля). – С. 3

В один из лучших наших бакалейных магазинов на днях зашла приезжая дама купить кавказского вина. Так как дама в винах ничего не понимала, то она попросила приказчика дать ей бутылку лучшего, по его мнению, вина. Когда дама раскупорила бутылку, то «лучшее» вино оказалось какой-то мутной бурдой и такой кислятиной, что в рот нельзя было взять.
[В один из лучших наших бакалейных магазинов... : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 50 (3 июля). – С. 6

4 июля

Новый начальник почтово-телеграфной конторы г. Кац завел новый распорядок разноски почты, а именно: почта разносится два раза в день – утром и около вечера. Нововведение – хорошее, но на жизни почтальонов оно отозвалось очень плохо: жалование им оставлено то же мизерное, какое они получали ранее: 21, 22 и 24 р. (по разрядам). Служба почтальонов начинается с 5 часов утра, когда они обязаны явиться на почтамт для разборки и разноски корреспонденции, прибывшей с поездом № 4 в 12 часов ночи. Едва успев до 12 ч. дня разнести ночную корреспонденцию, почтальоны обязаны к 12 ч. дня быть снова в почтамте для разборки и разноски утренней корреспонденции. Таким образом, рабочий день почтальонов длится почти без перерыва с 5 часов утра до 4 ч. дня.
Заведующие отделами простой и заказной корреспонденции и только простой позволяют себе обращаться к почтальонам на «ты», и даже награждать их бранью.
[Как живут почтальоны? : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 140 (4 июля). – С. 3

По произведенному в городской управе расчету, стоимость устройства ответвлений водопровода к обыкновенным домам слагается из следующих частей: чугунная муфта с болтами и работой – 7 р., присоединение к магистрали 5 р., бронзовый кран к магистрали 6 р. 50 к., запорный колодец 25 р., водомер поршневой 50 р., а всего около 95 р., кроме того, устройство канавы и прокладки водопроводных труб на протяжении одной погонной сажени обойдется от 5 р. 70 к. до 6 руб. Устройство ответвлений водопровода к домам с большим разбором воды – для гостиниц, бань и проч. – стоит несколько дороже.
[Стоимость домовых ответвлений водопровода : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 143 (4 июля). – С. 3

В переживаемое ныне время, как никогда прежде, возникают и несутся со всех сторон более или менее дикие «утки». Вот, например, что сообщает в одном из последних номеров газета «Русь»: «Нашему читателю г-ну Н. пришлось вчера беседовать с только что приехавшим из Томска купцом Р—н. Речь шла о пленных японских офицерах, находящихся в Томске.
Оказывается, их любимое развлечение – игра в карты, ради чего они очень охотно посещают томское общественное собрание. Играют они во все коммерческие игры до экартэ и chemin de fer включительно. Общий недостаток их в игре – отсутствие выдержки».
Надо ли говорить, что это сообщение самая бесшабашная газетная утка: может быть, японские офицеры и играли в карты, но только друг с другом и в отведенном для них помещении, откуда они никуда не выходили.
[«Так пишется история» : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 143 (4 июля). – С. 3

5 июля

Толкучий рынок в полном разгаре. «Славянский базар» битком набит. Кругом него, за мучными лавками и по берегу р. Томи, летают знаменитые «орлы» и «решки». То тут, то там прямо на земле любители «зеленого поля» «режутся» в «святцы» до последней рубахи. Кругом играющих – стена из любопытных.
Но вдруг раздается: «Шесть, шесть!», и все играющие по этому, заранее условному сигналу, моментально подхватив – кто карты, кто лежащие на «кону» деньги, вскакивают и степенно, как ни в чем не бывало, расходятся в разные стороны.
На сцену появляются городовые, которые, заглянув туда-сюда и убедившись, что все «обстоит благополучно», скоро уходят, и игры возобновляются снова.
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 140 (5 июля). – С. 3

Недавно в дер. Куташевой произошел такой случай. Утром, часов в 5, на террасу одной дачи вбежал растрепанный мужик в одном нижнем белье, с дикими глазами, с дубиной в руках и кричал: «Караул, спасите!» Далее мужик этот объяснял, что за ним гонятся четверо грабителей, что они уже убили его жену и бросили в болото. На деле оказалось, что это был крестьянин соседней деревни Савиной, допившийся до белой горячки и в бреду этой горячки пробежавший в Куташеву.
[Дачные прелести : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 141 (5 июля). – С. 3

6 июля

В субботу вечером на Еланской улице около бани Брика состоялся бесплатный спектакль, привлекший большую толпу зрителей. Участниками спектакля выступили двое неизвестных рыжих мужчин; один из них, с большущими усами, в женском платье и с платочком на голове, изображал «супругу», другой – «супруга». Действие пьесы заключалось в том, что «супруги» колотили друг друга, затем мирились, любезничали и опять принимались драться. Исполнение, должно быть, было хорошее, так как публика с восторгом следила за ходом пьесы.
[Уличный спектакль : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 144 (6 июля). – С. 3

На парижскую выставку городская управа имеет послать, между прочим, план Томска в довольно значительном масштабе, исполненный фотографическим способом, и несколько десятков фотографических снимков со всех более или менее заметных городских зданий: университета, технологического института, гимназий, городских школ и т.д. Фотографии эти уже готовы и доставлены в городскую управу. Исполнены фотографии довольно художественно.
[На парижскую выставку : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 142 (6 июля). – С. 3

7 июля

У нас в Томске почти ежедневно можно слышать по улицам крики на разные мотивы: «Сахарно-мороженно» или «Мороз идет!». Многие томичи, желая освежиться от летней жары, и очень часто прибегают к мороженому, но знают ли они, как это мороженое приготовляется? Чтобы познакомить томичей с приготовлением этого мороженого, мы приведем следующий факт.
4-го июля помощник пристава 4 участка Дядик, осматривая в санитарном отношении двор домовладельца Кондратьевской улицы Степанова, обнаружил, между прочим, способ приготовления мороженого проживающим на этом же дворе крестьянином калужской губернии Алексеем Сережкиным. Мороженое приготовлялось на заднем дворе, за одним из старых амбаров и помойной ямы, в ветхой конюшне, еле покрытой вместо крыши досками. Рядом с этим помещением находилось отхожее место. Зайдя в эту конюшню, ворота коей были открыты к отхожему месту, г. Дядик увидел стоявшего подле наполненного куриным калом ящика мальчика, приготовлявшего мороженое. Зловоние было невозможное. Мальчик одет был до того грязно, что походил скорее на трубочиста, и с конца рукавов его грязной мокрой рубахи капала грязь прямо в форму. Затем вместо соли, употребляемой при приготовлении мороженого, мальчик клал в лед землю с примесью разных нечистот. Самая жестяная форма была весьма грязная и вся в ржавчине как снаружи, так и внутри и притом продырявленная, так что когда мальчик клал в кадку с формою соль с грязью, то последняя попадала прямо в мороженое, откуда он вынимал ее грязными пальцами. […] У Сережкина составлен полицейский протокол, и ему запрещено дальнейшее приготовление мороженого, которым он снабжал обывателей с 22 марта с. г.
[Как иногда у нас приготовляется мороженое : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 145 (7 июля). – С. 3

Томские барыни, из которых многие жуют на улице серу, слыхали, что мужчина должен уступить женщине дорогу и поэтому путешествуют по тротуарам по три и по четыре в ряд. Идущим им навстречу, не только мужчинам, но и дамам приходится сходить на дорогу, что во время грязи бывает настолько же неприятно, насколько неприятно, сидя в креслах нашего театра, созерцать пред собой вместо сцены огород, помещенный на шляпке какой-нибудь франтихи.
[Томские барыни : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 142 (7 июля). – С. 3

8 июля

Трактир. В средине и около – народу битком набито. К подошедшему новому посетителю подходит субъект в вольной одежде.
– Здоров!.. Что, не узнаешь?
– Что-то запамятовал. Да ты кто?
– А помнишь, там-то выпивали вместе…
– Не знаю. Хоть убей – не припомню.
– Я городовой. Помнишь городового?
– А! Вспомнил. Ты что же не служишь, что не в форме?
– Нет, служу, а так скинул только, ради праздника.
– Поди выпить хочешь?
– Нет, не сейчас. А захочу, только форму надену – в любом месте поднесут.
[С натуры : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 143 (8 июля). – С. 3

Томский полицеймейстер уведомил городского голову, что ввиду поднятия цен на поденную работу и большого спроса на рабочие руки, что вызвано призывом на действительную службу запасных нижних чинов и ратников ополчения 1-го разряда, многие пожарные служители оставляют службу, чтобы взяться за поденную работу. Ввиду этого г. полицеймейстер просит сделать распоряжение об увеличении вознаграждения пожарным служителям на время с 1-го июля по 1-е октября до такого размера, чтобы оно равнялось сумме, которую зарабатывают чернорабочие на поденных работах, чем и можно только удержать пожарных служителей на месте и не оставить население без помощи в случае пожара. Управа постановила прибавить по 3 р. за июль и август.
[По поводу недостатка пожарных служителей : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 146 (8 июля). – С. 3

Некоторые охотники нам жалуются, что они, имея от управы билеты на право охоты, бывают стеснены разными смотрителями, которые запрещают им ходить по траве и т. д. Насколько справедлива эта жалоба, пусть судит городская управа. Мы со своей стороны скажем только: как же будут охотники охотиться, если им запрещают ходить по траве?
[Некоторые охотники нам жалуются : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 144 (8 июля). – С. 3

Наш телеграф пошаливает, притом довольно странно. 5-го июля мы получили агентские телеграммы за №№ 8 и 9 от 4-го июня. Напечатали. Потом получаем телеграммы за № 7 от 3 июня. Печатаем и недоумеваем: кто это ухитряется посылать нам телеграммы задом наперед. Ведь при таком порядке получения телеграмм могут выйти курьезные недоразумения. Сегодня, например, мы сообщим, что во время уличной демонстрации в Париже Дерулед убит наповал, на следующий же день напечатаем, что в таком-то кафешантане тот же самый Дерулед произнес громовую речь против дрейфусовского синдиката. Такой порядок по меньшей мере неудобен и интересно бы знать, кто виноват в такой неисправной доставке телеграмм, тем более, что телеграф шутит так с нами уже не в первый раз.
[Шалости телеграфа : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 144 (8 июля). – С. 3

6-го июля, часа в 3 дня, из окна редакции мы наблюдали такую сценку. По тротуарам Благовещенского переулка, мимо корпуса Королева, быстро катит велосипедист на своем железном коне, очевидно, признавший улицу города очень узкой для его богатырского бега. Впереди по тротуару идет с корзинкой в руках какая-то женщина. Ближе, ближе и… трах! Женщина отлетает в сторону, велосипедист вместе со своей машиной валится в другую. К несчастию, велосипедист не ушибся. Мы говорим – к несчастию: может быть, более чувствительное крушение отучило бы его от езды по тротуарам, устроенным совсем не для велосипедных гонок.
[Велосипедист-безобразник : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 144 (8 июля). – С. 3

На многих улицах принято каждодневно сметать сор и навоз на средину полотна и так оставляют вместо того, чтобы весь сор собирать в кучи и свозить за город, чем, хотя немного бы уменьшилась грязь в дождливое время. Оригинальный способ соблюдать чистоту придумали томичи!
[На многих улицах принято каждодневно сметать сор и навоз... : хроника] // Сибирская газета. – 1884. – № 28 (8 июля). – С. 699

9 июля

В числе библиотек Томска есть, между прочим, библиотека епархиального братства, помещающаяся в нижнем этаже архиерейского дома.
В этой библиотеке все обстоит, на первый взгляд, как следует: стоят шкафы с книгами, на столе разложены журналы и газеты главным образом духовного содержания…
Нет только здесь самых пустяков – стульев, вследствие чего посетители библиотеки должны читать стоя, что, как хотите, очень неудобно…
Есть, положим, во всем зале, где помещается библиотека-читальня, один стул, но он предназначен для г. библиотекаря, который сидя наблюдает за стоящими читателями.
[Библиотека без стульев : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 144 (9 июля). – С. 2

10 июля

Давно уже наступил «грибной сезон», а грибов как на базаре, так и в пригородных селах и деревнях, до сих пор нет. Вероятно, сухая погода, стоящая в продолжение всего июня, мешала их росту.
Зато урожай ягод ныне очень хорош: живущие на дачах горожане передают, что кроме земляники поспела уже клубника и черная смородина, появившаяся в последние дни в большом количестве и на базаре.
[Грибов нет : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 148 (10 июля). – С. 3

Мы уже несколько раз обращали внимание полиции на прогулки коров, свиней и разных других животных, на Верхней Елани. Еще раз напоминаем, что подобного рода прогулки крайне неприятны как для прохожих, так и для проезжающих. Следовало бы обязать хозяев сдавать скот в табун, а не выпускать на площадь.
[Мы уже несколько раз обращали внимание полиции на прогулки коров,.. : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 28 (10 июля). – С. 718

11 июля

Томь очень обмелела, так что пароходы могут доходить только до Гладкой. Положение пассажиров неважное – извозчики дерут днем до двух, ночью же до 3-х рублей и приходится платить, так как оставаться ночевать на пароходе жутко – недалеко «черемошинские дачники», которые не постесняются обобрать пассажира. Неужели нельзя сократить аппетиты извозчиков?
[Обмеление Томи : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 149 (11 июля). – С. 2

«Известный» канатоходец Черноберевский для развлечения томской публике дал три «представления», местом для которых послужил берег Ушайки недалеко от думского моста. Ко времени начала «представления» оба берега Ушайки переполняются массой публики, жаждущей зрелища, тем более зрелища бесплатного, так как плата за то, чтобы посмотреть хождение по канату на высоте 8-9 сажен от земли с разными препятствиями, взимается добровольная, кто сколько дает, но из тысячной толпы дающих является не особенно много. Во время «представления» по толпе зевак ходят несколько человек с кружками и собирают деньги, но некоторая часть публики, хорошо зная изобретательность томских мужиков, думает, что среди этих сборщиков ходят и совершенно не причастные к «представлению» лица, и поэтому не дает денег. Вообще же дают очень немного, а смотреть «представление» являются весьма и весьма многие. Тут и форменные фуражки, и цилиндры, и котелки, и соломенные шляпы, и платочки, и шляпы с огородами, и вообще самые разнообразные представители жаждущего зрелищ Томска. Особенно много публики было в воскресенье 8 июля.
[Канатоходец : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 149 (11 июля). – С. 3

Строительная горячка в Томске продолжается. К осени будет очень много новых домов, и нам думается, что уже с осени цены за квартиры, хотя и будут высокими, но не безобразно высокими. Такое предположение для ближайших месяцев можно считать только вероятным, но осенью 99 года цены, несомненно, падут, так как предполагается, что управление по постройке среднесибирской железной дороги, закончивши постройку, для составления отчета переберется в Петербург. Семей же, живущих в Томске по случаю постройки дороги, насчитывают до 300.
[Строительная горячка : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 146 (11 июля). – С. 2

12 июля

Вчера произошла такая оказия: все телефонные аппараты в различных городских учреждениях, всего около 30 аппаратов, совсем перестали работать. На запрос, что сей сон означает, с телефонной станции отвечали: следует уплатить деньги за вторую половину года. В городской управе подивились этому пассажу, однако тотчас же послали расходчика с требуемыми деньгами, но телефонный начальник – не знаем, как его чин и звание – потребовал от управского расходчика списка с обозначением, за какие именно аппараты уплачиваются деньги, говоря, что до представления такого списка телефоны в городских учреждениях останутся в бездействии. При этом г. телефонный начальник, очевидно, с целью придать должный вес своей особе, сказал: «Я с вами почесываться не буду!». Однако возможно ли такое отношение со стороны телефонного начальства к общественному учреждению, как городская управа?
[Телефонная трагикомедия : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 150 (12 июля). – С. 2

В городе появилось у торговок много ягод: земляники, клубники, черники, морошки и красной смородины, из которых некоторые, как морошка, черника и клубника, чаще продаются полудозревшими. Хороши также и «фруктовые» квасы, продаваемые на углах по улицам, после выпитого стакана которых далеко не всегда можно быть покойным за свое здоровье.
[Ягоды : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 150 (12 июля). – С. 3

Деревья в городском саду вследствие, очевидно, жаркой, сухой погоды и массы наседающей на листья пыли постепенно сохнут. Это можно видеть в восточной части сада, особенно вблизи ограды: здесь со многих деревьев уже спадает листва. Следовало бы почаще поливать в саду, не то, как говорят, многие деревья могут погибнуть совсем.
[Деревья в городском саду : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 150 (12 июля). – С. 3

13 июля

10-го июля в 10-м часу вечера на ушайском мосту около толкучего рынка имел место такой характерный случай. По толкучке разгуливает совершенно пьяный сторож и извергает целый фонтан интернациональной брани… Публика, видимо, морщится…
– Господин городовой, уберите, пожалуйста, этого безобразника… Ведь вот тут и барышни, – вежливо просит городового один простолюдин…
– А тебе какое дело, – грубо ответствовал ему блюститель порядка… – затем лениво возвращаясь на свой пост, с философским видом добавил: Не тобой он поставлен, значит, и не твоя об нем забота… Ты видишь – здесь лавки… Как же можно лавкам быть без сторожа!..
– Городовой! – тут же раздается другой голос. – Не видишь разве: вон дерутся?! (саженях в 20-ти от него).
– Это не мой участок, – не оборачиваясь и неукоснительно следуя к своему посту, с тем же философским спокойствием отозвался полисмен, оставляя, таким образом, публику в недоумении!..
По нашему мнению, если этот городовой исповедует принцип непротивления злу, то ему лучше бы оставить этот пост, ибо исповедуемый им принцип прямо противоположен принципу его службы…
[Философ нашего времени : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 150 (13 июля). – С. 2

Богатые залежи прекрасного по качеству каменного угля вблизи некоторых станций среднесибирской железной дороги, как и следовало ожидать, выдвинули на очередь вопрос о переходе с дровяного отопления паровозов на каменно-угольное. Ввиду этого начальник служб тяги несколько времени тому назад вошел в местный железнодорожный совет с представлением о необходимости теперь же приступить к устройству необходимых приспособлений для нагрузки каменного угля на станциях Иннокентьевской, Половине, Зиме, Мариинске и Боготоле, на что потребуется затрат приблизительно по 1000 р. на каждую станцию. Кроме того, необходимо будет приспособить 10 платформ для перевозки угля со станций Черемховой, Половины, Зимы и Иннокентьевской. Совет ввиду отсутствия потребного на этот предмет кредита в текущем году, постановил: предварительно рассмотрения этого вопроса просить начальника тяги представить точные данные о том, какие именно требуется сделать приспособления и подробную смету расходов на этот предмет.
[К замене дровяного отопления паровозов каменно-угольным : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 148 (13 июля). – С. 3

Нам передавали, что один из томских купцов, занимающихся комиссиями с Кяхтой, из каждого места кирпичного чаю вынимает по одному и по два кирпича чаю, якобы, для образцов, а затем при расчете с ямщиками недостающее в местах количество чаю ставит им на счет, по 1 р. 20 к. за кирпич. Правда ли это, мы не знаем, и не ручаемся за достоверенность того, что рассказывают рабочие из артели этого купца, которым будто бы отдается приказание о выемке чая. Но если правда, то каково же положение ямщика?!..
[Нам передавали, что один из томских купцов,.. : городские известия] // Сибирская газета. – 1886. – № 28 (13 июля). – С. 887

14 июля

Обыватели бывшей Бочановской, а ныне Никольской улицы недоумевают, точно ли городская дума постановила переименовать их улицу и, следовательно, избавить их от соседства развеселых заведений. Дело в том, что думское постановление о переименовании Бочановской улицы последовало несколько месяцев тому назад, а между тем по настоящее время Бочановская улица – все Бочановская, и на ней, как и прежде, красуются и не дают обывателям покоя два развеселых заведения.
[Когда будет конец Бочановке : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 151 (14 июля). – С. 2

Жители дачных деревень – Куташево, Заварзино, Аникина и т. д. – смотрят на дачника как на барана, у которого шерсть вырастает ежемесячно к 20-му числу, и которую следует стричь, не стесняясь; а поэтому и дерут крестьяне с дачников за все втридорога: поручите купить в городе по пути «несколько фунтов мяса и за это придется заплатить более, чем стоит самое мясо; цены за подводы берут, не стесняясь, и вообще дачную жизнь для среднего человека делают невозможною. Многие дачники условились с магазином А. Фильберта, чтобы последний им ежедневно доставлял не только продукты своей колбасной, но и все жизненные припасы с рынка. Это крестьянам далеко пришлось не по вкусу, и они возымели страстное желание устранить опасного конкурента. На прошедшей неделе, подкараулив фургон Фильберта, они его опрокинули, масло, яйца, мясо, колбасы, лук – все было превращено в месиво, и бедному вознице начали «накладывать под бока», на счастие последнего, подошло несколько человек дачников, возвращавшихся из города на Басандайку, что заставило крестьян разбежаться; к сожалению, не удалось задержать ни одного из них, да и в лицо избитый их едва ли узнает. Факт говорит сам за себя.
[Дачные безобразия : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 148 (14 июля). – С. 3

15 июля

С 1 июля (а не 8-го, как у нас было сообщено) вошло в законную силу составленное городскою думою и изданное г. томским губернатором обязательное постановление о порядке содержания в исправности улиц, площадей, канав, естественных стоков, тротуаров и переходов в г. Томске. Приводим некоторые из наиболее существенных параграфов этого обязательного постановления. Улицы подразделяются на мощеные и шоссированные, спланированные и не спланированные; все улицы содержатся домовладельцами (в этом числе и владельцами в правах аренды) на следующих основаниях: а) мощеные или шоссированные улицы должны содержаться как в мощеной и шоссированной части, так и в обочинах или рейнштоках в том виде, какой придан им при мощении и шоссировании; ремонт может производиться только теми материалами, которые употреблялись при мощении или шоссировке; б) улицы, спланированные городским управлением, также поддерживаются в том самом виде, какой придан им планировкой; подсыпка на этих улицах на углублениях производится или каменным щебнем или галькой; в) улицы совершенно испортившиеся планировкой или совершенно не планированные, должны быть приведены домовладельцами в следующий вид: средина улиц должна быть выше обочин и иметь к ним пологий скат. Планировка и исправление этих улиц производится материалом, имеющимся на дороге. Дополнительный материал должен состоять из естественного грунта, кроме глины, или из каменного щебня или гальки. Навоз ни под каким видом не допускается. Для заозерных участков, лежащих ниже дамбы, планировка не обязательна, но заваливание улиц назьмом также строго воспрещается.
Для осушения улиц устраиваются по обеим сторонам их, близ тротуаров, рейнштоки, настолько по уклону правильные, чтобы вода по ним стекала, не застаиваясь.
В летнее время улицы исправляются тотчас же при подсыпании их, а рейнштоки и канавы немедленно после порчи их. Мощеные или шоссированные улицы и площади должны очищаться от сора и грязи, а остальные улицы только от сора и навоза; зимою улицы должны очищаться от рыхлого снега в районе, ограниченном улицами: Бульварною, Солдатской, Большой-Кирпичной, Белой, Соляной площадью, Кузнечным взвозом, Большой-Подгорной до Карповской, Карповской до озера, озером до р. Томи и Набережной Томи до Завьяловского переулка. Заравнивание ухабов при первом морозе обязательно для всех улиц. Весною, при оттаивании навоза, ежедневное огребание его и вывозка обязательны также по всему городу. Скалывание и уборка льда весною обязательны только для мощеных и шоссированных улиц.
[Обязательное постановление о порядке содержания улиц : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 152 (15 июля). – С. 3

Много в Томске уголков, где кулакам подвыпивших обывателей открывается широкий простор для деятельности. К таким уголкам смело можно причислить находящееся почти в самом центре города место около дома Полгурских – на конном базаре. Не только ежедневно, а несколько раз в день вы можете наблюдать здесь самых храбрых томичей, отпускающих свои тяжеловесные кулаки на спины своих не менее храбрых противников-единоборцев. Отборная ругань висит обыкновенно во время поединков в воздухе. Здесь на днях нам пришлось быть свидетелем такой сцены, когда цыган таскал за волосы трех женщин, из которых одна была русская, другая татарка, а третья цыганка. Гомерический хохот собравшейся публики, любовавшейся «битвой» одного мужчины с тремя женщинами, наполнял воздух.
[Местный «театр военных действий» : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 152 (15 июля). – С. 3

Неоднократно уже нам приходилось видеть, что в р. Томи у плотов купаются на расстоянии каких-нибудь 10 шагов мужчины и женщины. При этом между купающимися происходит подобающие этому случаю разговоры вроде следующих:
– А вот я к вам сейчас подплыву, – кричит на женскую сторону парень.
– Попробуй-ка только. Мы тебе здесь зададим, – слышится задирательный ответ.
И так далее в этом роде…
[Простота нравов : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 152 (15 июля). – С. 3

Камера мирового судьи 1-го участка. Разбирается тяжба между неким Захиром и его сестрой… Захир-брат особенно пылко защищает свои интересы и, несмотря на многократные замечания судьи, при смехе публики продолжает бомбардировать противницу, причем до того увлекается, что выволакивает на сцену совершенно не относящийся к делу мусор интимной жизни и держит себя как на базаре!..
– Захир! Я оштрафую вас, если вы не прекратите ненужный разговор! – объявляет судья.
Захир ежится от такой перспективы и, видимо, борется с обуявшей его страстью говорить, но напрасно: «стрела выходит из колчана, взвилась…» и… Захир оштрафован на три целковых! Озадаченный опускается он на стул, не шевелится и боится даже отвечать на предлагаемые ему судьею вопросы!..
[Договорился! : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 152 (15 июля). – С. 2

С некоторых пор Степановка является заколдованным кругом, куда не смеет ступить нога желающего подышать свежим воздухом обывателя. Так, в воскресенье все расположившиеся на лоне природы обыватели были встревожены появлением какого-то субъекта в невозможном декольте и неопределенной национальности. С револьвером в руках он потребовал от всех гуляющих, чтобы они немедленно оставили это место. «Здесь место Куксмана», – заявил субъект с каким-то трудно поддающимся определению акцентом. И гуляющим volens nolens пришлось оставить это место. Такое бесцеремонное отношение к публике может окончиться когда-нибудь крупным недоразумением. Мы еще раз советуем г. Фуксману как-нибудь обозначить границы своих владений. Ведь не каждый же обыватель знает, что принадлежит г. Фуксману, и что нет. Не мешает и администрации как-нибудь устранить подобное отношение владетеля к горожанам. Правда, на заимке Фуксмана есть столб с вывеской, но он стоит в стороне и не заметен большинству публики, да и надпись самая составлена так безграмотно, что трудно понять ее содержание: «Пешеходам запрещается ездить сюда за травой».
[Заколдованный круг : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 149 (15 июля). – С. 2

17 июля

На днях группа чиновников одного из томских правительственных учреждений в 10 ч. 45 м. ночи провожала своего сослуживца, очевидно, уезжавшего из Томска совсем; причем эти чиновники и по отходе поезда держали себя на вокзале весьма шумно, будучи в нетрезвом виде, выкрикивая приветствия Саше (имя отъезжающего), а один из них до того увлекся, что на ходу поезда догнал таковой и, вскочив на буфера, скрылся в вагон, желая проводить Сашу до Степановки. При этом чуть-чуть удержался и не свернулся с буферов под поезд.
[Наши чиновники : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 151 (17 июля). – С. 3

Здешний пианист В. А. Бер написал торжественный марш на открытие Томского университета; марш этот уже поднесен г. попечителю Западно-Сибирского учебного округа и будет исполнен 22 июля.
[Здешний пианист В. А. Бер написал торжественный марш... : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 54 (17 июля). – С. 4

18 июля

Городской техник по водопроводу г. Земсков представил в городскую управу составленный им график количества бактерий в воде р. Томи за весь 1906 г. Из графика видно, что самое большое количество бактерий в нефильтрованной воде замечалось с 20 марта по 12 апреля, а наибольшее количество по дням было 27 марта – 53 тыс. бактерий в 1 куб. сант.; это время соответствовало полному разливу р. Томи. К концу апреля вода заметно улучшилась, имея, например, 28 апреля 1440 бактерий; затем с каждым днем вода все улучшалась, содержа в мае в среднем до 1000 бактерий в 1 куб. сант., а уже в половине июня обнаружено было от 250 до 300 бактерий в 1 куб. сант. С половины июля до 3 октября было незначительное количество бактерий, а 13 октября, время осенних паводков, уже было 16 тыс. бактерий и так продолжалось до конца октября. 27 октября число бактерий понизилось до 400 в куб. сант., и с этого времени вода была хорошая до марта. Фильтры водопровода работали неудовлетворительно только в октябре, когда процент удержания понизился до 42 проц. В общем же заметно, что во время весны и осени в полую воду в 1906 г. фильтры пропускали около 1000 бактерий в куб. сант., показывая процент удержания от 70 до 90.
[Какую воду пьют в Томске : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1907. – № 70 (18 июля). – С. 3

В понедельник 16 июля в 3 часа дня на Почтамтской улице можно было наблюдать довольно оригинальную и для города редкую картину. С базарного моста по направлению к Юрточной горе двигалась толпа народу, впереди которой шли девушки и женщины с открытыми головами, одетые в праздничные платья самых нежных цветов, за ними молодые парни и мужики, одетые также по-праздничному. Большинство мужчин были опоясаны красными полотенцами и махали над головой бутылками с красным вином. Во время пути пели песни. Оказалось, что это – свадебная церемония на деревенский лад. Посмотреть на нее собралось много зевак, которые шли и ехали за процессией.
[В понедельник 16 июля в 3 часа дня на Почтамтской улице... : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 155 (18 июля). – С. 3

Доверенный Сызрано-Печерского асфальтового и горнопромышленного общества Франц Сребалис обратился 14-го июля к городскому голове с предложением об устройстве асфальтовой заливки полов во внутренних зданиях, жилых помещениях, магазинах, улиц, тротуаров и т.п. За заливку внутренних полов по бетонному основанию, сделанному его мастерами и средствами, но из городских материалов, как то: галька, кирпичный щебень или строевой мусор, известь, вода и дрова для варки асфальтовой мастики, квадр. саж. толщиною слоя в 1” – обойдется в 11 руб., 1 ½” – 15 р. и 2” – 19 рублей. Если же бетонные материалы будут от вышеупомянутого общества, его доверителя, то за них будет причитываться особая плата – по 3 р. 50 к. за каждую квадр. сажень бетона. Сребалис дает гарантию в течение нескольких лет, оставляя в обеспечение залог.
[Еще новое предложение : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 152 (18 июля). – С. 3

19 июля

Городскою управою рассылаются домовладельцам извещения, что плату за занятую ими городскую землю, между их домами и тротуаром («налог на крыльца»), они должны внести в городскую кассу в течение сентября; с тех же лиц, которые не внесут эту плату к 1 октября, она будет зачтена в недоимку и взыскиваться с пеней в размере 1% с рубля в месяц по день уплаты.
[Налог за крыльцо : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 153 (19 июля). – С. 2

За последнее время нам часто жалуются, что некоторые торговки в так называемом зеленом ряду до такой степени изощрились, что для продажи сметаны, масла, ягод и т.п. продукты необходимости постоянного потребления изобрели особую посуду, которая с внешней стороны кажется нормальной величины, с внутренней же вызывает одни недоразумения между покупателем и продавцом. На днях один из местных учителей купил у торговки сметану, но когда таковую опорожнил в свою посуду, то обнаружил, что дно крынки сделано толщиною в ладонь. Приглашенный полицейский надзиратель с городовыми констатировал факт и распорядился фальшивую крынку разбить. Все это может быть и великолепно, но этим зло отнюдь не пресекается. Нам кажется, что на это дело следовало бы обратить кому следует надлежащее внимание и положить конец недобросовестной торговле.
[На зеленом базаре : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 153 (19 июля). – С. 2

20 июля

Третьего дня в 6 часов вечера проходившие чрез мостки около бань Немаера имели случай наблюдать картинку такого сорта: какой-то верзила в костюме Адама бродил по Ушайке, отыскивая глубокое место, где бы можно было нырнуть. Искал он такое место долго, но поиски его были тщетны, так как глубоких мест в этой части Ушайки нет. И пришлось бедняге нырять, стоя в воде по колена. Публика, проходившая мимо, любовалась на мускулы купающихся, только слабый пол выражал протест и отворачивался. Да и нам кажется, что купаться тут совсем не место.
[Купальщик : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 157 (20 июля). – С. 2

На днях вблизи дер. Заварзиной в двух шагах от проезжей дороги, трое юношей затеяли жаркую стрельбу из револьверов. На замечание случайно бывшего здесь одного из профессоров местного университета, что такое развлечение очень опасно, так как в кустах бывает масса гуляющих, стрелки ответили дерзостями. Вообще нужно сказать, что у нас везде – и в городе, и в окрестностях его – постоянно практикуется стрельба из ружей и револьверов, и на это никто не обратит внимания – до первого несчастного случая, конечно.
[Стрелки : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 157 (20 июля). – С. 3

21 июля

На базаре близ толкучего рынка торговки занимаются продажей прохладительных напитков. Напитки эти имеют очень подозрительный вид – это какая-то ярко-красная, ярко-малиновая жидкость; такую окраску, как уверяют нас, невозможно придать питью ягодным соком – это фуксин, как известно, ядовитое вещество или другое какое-нибудь из красящих веществ. Желательно бы было, чтобы эти «напитки» исследовались, например, в местных аптеках, так как не раз уже были прискорбные случаи заболевания от употребления разных сластей, приготовляемых торговками.
[На базаре близ толкучего рынка торговки занимаются продажей... : городские известия] // Сибирская газета. – 1885. – № 29 (21 июля). – С. 733

22 июля

В течение последних 2-3 лет местность за р. Томью, против г. Томска, быстро начала входить в моду, как дачное место. Нынешним летом в этой местности также построено и строится значительное число новых дач, в числе их несколько довольно богатых, со всеми дачными удобствами. Действительно, местность за р. Томью обладает всеми условиями для хорошего дачного поселка, она вблизи от города и прекрасного бора, там много больших и малых озер со стоячей и проточной водой (протока р. Томи), прекрасный лесной воздух. Одно только худо: за этим дачным местом нет никакого надзора.
Благодаря этому обстоятельству санитарные требования здесь совершенно игнорируются: помойных ям нигде почти нет, и разные нечистоты выливаются где попало, отхожие места или совсем отсутствуют или устроены примитивно. Все это ведет к тому, что уже и теперь возле некоторых дач к прекрасному лесному воздуху примешивается такое амбре, что и пройти мимо нельзя.
[Новое дачное место : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1907. – № 74 (22 июля). – С. 3

На Верхней Елани появился какой-то босяк, который ходит по улицам в сопровождении собаки – щенка, забитого, голодного. Зовет его этот «подражатель» Марсом. Образ действий этого «подражателя» не поддается описанию. Подходит он, например, к чьему-либо окну и поет: «Назовите мне такую обитель, где бы русский мужик не стонал…» и затем обязательно выпускает целый поток таких слов, какие никакая цензура не пропустит. Обыватели Верхней Елани, скрепя сердце, выслушивают «словесность» «подражателя», ибо хорошо знают, что сами они с ним ничего не поделают, а полиция по обыкновению отсутствует.
[На Верхней Елани появился какой-то босяк,.. : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 150 (22 июля). – С. 2

24 июля

Нахалы едва ли когда переведутся в нашем городе. В четверг, например, один из них приставал к двум барышням в городском саду, то вмешиваясь в их разговор, то нахально заглядывая в глаза. Срезанный на всех пунктах, старый волокита сел на скамейку и, достав из кармана бутылку, с горя стал тянуть живительную влагу. Стыдно, сударь!
[Нахалы : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 157 (24 июля). – С. 3

Уржатское озеро, о котором у нас так много писалось, наконец спущено. В настоящее время воды в нем осталось около полуаршина (в глубину, конечно), а было в некоторых местах до трех аршин. Вонючая гнилая вода из озера подбавила «букету» и «тлетворных начал» водам р. Ушайки, еще не так давно сдобренным навозною жижею из монастырского озера, но местные обыватели нисколько этим не стесняются и употребляют ушайскую воду даже и для варки пищи. Не знаем, вкусна ли эта вода, но что она вредна – в этом нет никакого сомнения.
[Уржатское озеро : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 157 (24 июля). – С. 3

25 июля

В воскресенье около 7 часов вечера обыватели Подгорного переулка имели возможность наблюдать следующую картину: по улице вели за повод коня, за которым шел какой-то молодой парень с окровавленной физиономией. Оказалось, что парень этот думал искупать в Томи коня и, раздевшись, заехал на нем уже в воду, но это не понравилось какому-то субъекту, удившему около того места рыбу. Желая отогнать парня и лошадь, он взмахнул удочкой, но тут вышло нечто неожиданное. Рыбак вместо чебаков и пескарей поймал на удочку парня: крючок зацепил последнего за ноздрю и засел так глубоко, что вытащить его не удалось. Вот этот парень с крючком в носу и шествовал по Подгорному переулку, сопровождаемый толпой зевак, куда он шел – в участок или в больницу – неизвестно. А все-таки рыболову следует помнить, что удочки существуют для вылавливания из воды рыбы, а не людей. Ведь крючок мог попасть и в глаз.
[Строгий рыболов : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 161 (25 июля). – С. 3

22-го июля при многочисленном собрании публики на томском ипподроме Юзеф Древницкий совершил воздушный полет. Полет этот удачным назвать нельзя: шар поднялся далеко не на огромную высоту, как это было обещано в афишах, а всего лишь саженей на 40-50, причем, не перелетев поперек даже ипподрома, аэронавт спустился на парашюте, а вскоре за ним упал внутри ипподрома и самый шар. Причиной неудачи послужила чья-то оплошность, благодаря чему внезапно под шаром, когда он уже совсем был готов для полета, загорелась солома, и таким образом нарушены были некоторые условия для совершения удачного полета. Поднимаясь, Древницкий извинился пред публикой за неудачу. После того, как шар упал на землю, публика окружила его и с помощью палок превратила его в клочки…
– Торжество невежества! – воскликнул по этому поводу кто-то из публики: пожалуй, и правда!
[Неудачный полет на воздушном шаре : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 159 (25 июля). – С. 3

26 июля

Нам часто приходится слышать жалобы или на отсутствие переходов, как это, на самом деле, можно наблюдать по Нечевскому переулку по Солдатской улице, или об очень неудовлетворительном состоянии их, что бросается в глаза каждому на одной из самых видных и людных улиц, именно на Магистратской около реального училища. Скоро начнутся экзамены, и поэтому не мешает уже в интересах детей подумать об исправлении и воссоздании переходов.
[Переходы : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 158 (26 июля). – С. 2

Мы слышали, что учебное ведомство предполагает в непродолжительном времени изменить форму одежды учеников гимназий и реальных училищ. Мы полагали бы полезным заменить теперешние форменные полукафтаны однобортными глухими пиджаками серого сукна с роговыми пуговицами. Для отличия на них могли бы быть нашиты петлицы различных цветов. Кэпи должно быть заменено фуражкой.
[Мы слышали, что учебное ведомство предполагает... : хроника] // Сибирская газета. – 1881. – № 22 (26 июля). – С. 648

27 июля

Делатели фальшивых монет не только сбывают свои произведения, но еще и насмехаются над теми, кому они попадают в руки. На одном фальшивом полтиннике там, где чеканится вес чистого серебра в полтиннике, вычеканено: «На, на, на!»
[Шутники : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 162 (27 июля). – С. 2

22-го июля внимание некоторой части публики, собравшейся на ипподроме во время приготовления аэростата к полету, привлекло такое интересное и, можно сказать, редкое явление: среди публики шаловливо и очень смело шагает мальчик-ребенок. Между тем отец, который был с ним, закуривает папиросу, ребенок протягивает к портсигару ручонку и, к общему удивлению наблюдателей, получает от отца другую папиросу и начинает курить ее как большой.
– Сколько вашему сыну лет? – обращается некто из публики.
– Да вот год и 8 месяцев.
– Гм!.. Курит хорошо!.. Однако зачем же вы ему позволяете это… Ведь его сейчас же может стошнить – да и вообще такое баловство для него чрезвычайно вредно!
– Ничего!.. Пускай себе курит на здоровье! – ошарашивает публику своим ответом невежда-отец. «Ведь это немцам да французам все вредно, а русскому ничего не вредно», – поясняет он дословно.
Между тем папироса больше половины искурена ребенком, но он ни разу не закашлялся и не поморщился, что обыкновенно бывает и со взрослыми, когда они курят, не имея к тому привычки.
[Крошечный трубокур : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 161 (27 июля). – С. 3

28 июля

Настали темные ночи, и ходить по нашим улицам становится не совсем безопасно. Электричество пока не действует, а свет от уличных фонарей слишком слаб. На некоторых улицах торчат только одни фонарные столбы, а фонари где-то отсутствуют, как, например, на Благовещенском переулке. На Спасской ул., начиная от цирка Горланова и до Старособорной площади, стоит кромешная тьма, не светит ни один фонарь. В настоящее время здесь фонари положительно необходимы, так как народ из цирка-театра сплошною массой идет не тротуарами, а серединой улицы, где масса едущих, и происходят частенько разные недоразумения, крупные споры с отборной руганью и т. п. Не так давно еще какой-то ездок наехал на одного парня и ссадил ему левый бок. Вообще следует позаботиться об освещении города, так как ходить по нашим тротуарам-ловушкам – небезопасно.
[Настали темные ночи : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 160 (28 июля). – С. 3

Обыватели Тверской улицы жалуются, что здесь по вечерам какие-то любители упражняются в стрельбе, так что пули и дробь летают по всем направлениям. Например, на днях происходила такая пальба где-то около дома Косача – стреляли из ружей и револьверов, причем полет снарядов был слышен довольно явственно. Стрельба заставила обывателей скрыться в домах за запертыми окнами. Говорят, что стрельба производится с целью напугать воров, и что будто бы иначе от них никак нельзя избавиться. Целесообразное средство от воров, нечего сказать!
[Стрельба в городе : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 160 (28 июля). – С. 3

По слухам, на первое время (с 8 июля 86 г.) в Сибирском университете будут открыты только два факультета – филологический и физико-математический. Если Сибири не будут скоро дарованы судебные учреждения, действующие в России с 64 г., то отсутствие юридического факультета в Сибирском университете, может быть, и не будет очень ощутительно на первое время, хотя Сибирь издавна нуждается в образованных юристах, но медицинский факультет решительно необходим – недостаток врачебного персонала в Сибири постоянно дает о себе знать.
[По слухам, на первое время (с 8 июля 86 г.)... : городские известия] // Сибирская газета. – 1885. – № 30 (28 июля). – С. 756-757

29 июля

Уже в настоящее время, когда не все еще дачники выехали в город, ощущается большой недостаток свободных квартир, особенно на средние цены. Этим многие из домовладельцев пользуются, чтобы поднять квартирную плату. Так, например, квартиры, отдававшиеся еще весной за плату в 20-25 р. в месяц, теперь уже идут за 30-40 руб., да и при этом условии трудно найти квартиру, особенно в центральной части города. Пользуются некоторые из домовладельцев недостатком квартир в городе и для того, чтобы всячески издеваться над своими квартирантами, которым поневоле приходится сносить всякие мучения во избежание перспективы очутиться на улице.
[Квартирный кризис : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 161 (29 июля). – С. 2

В гор. Томске, как видно из рапорта и. д. томского полицеймейстера г. начальнику губернии, имеется 822 торгово-промышленных заведения, а именно – ренсковых погребов 113, питейных заведений 4, трактиров 11, пивных лавок 333, заводов и фабрик 28, разных мастерских 153, магазинов 87, торговых бань 17 и домов терпимости 14.
[Из области статистики : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 165 (29 июля). – С. 2

31 июля

Ребятишки летом часто бросают друг в друга камешками – играют в войну. Начинают с мелких галек и, чем больше разгораются страсти, тем крупнее становятся летательные снаряды. Игра эта не всегда кончается благополучно. Вчера, например, два каких-то мальчика перекидывались на Благовещенском переулке, и один из сражающихся был ранен в надколенную чашечку, так что еле-еле добрался до тротуара, на котором просидел довольно долго, пока не получил возможности с трудом уйти до дома. Не мешало бы родителям обратить внимание на эту дикую игру детей, могущих попасть камнем и в прохожих и проезжающих – игра обыкновенно ведется среди улицы.
[Опасная игра : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 165 (31 июля). – С. 3

Надежды томичей на устройство при университете самостоятельного бактериологического института, приспособленного для приготовления различных лечебных бактериологических препаратов, близки к осуществлению. 28-го марта 1902 г. состоялась передача томскому университету в собственность пожертвованного Валерианом Тимофеевичем Зиминым для устройства и содержания бактериологического института капитала, доставшегося ему по наследству от умершей сестры его Зинаиды Тимофеевны Чуриной и заключающегося в различных процентных бумагах всего на нарицательную сумму 103466 руб. Устраиваемому и содержимому на означенный капитал институту будет присвоено имя Ивана и Зинаиды Чуриных. Из изготовляемых в институте препаратов необходимое количество должно быть препровождаться бесплатно в г. Иркутск для пользования ими бедных жителей города. Как мы слышали, выработка плана будущего института начнется с начала наступающей осени, а к постройке предложено приступить с весны будущего года. Институт должен быть приспособлен для приготовления пастеровских прививок против собачьего бешенства, для приготовления противодифтеритной сыворотки, противострептококковой сыворотки, назначенной для лечения родильной горячки и различных гнойных заражений. Кроме того, будет изготовляться оспенный детрит, который до настоящего времени вся Западная Сибирь выписывала из России. Будем надеяться, что и другие виды вакцин и сывороток: каковы противотифозная, противостолбняная и противохолерная будут добываться и у нас, и г. Томск в борьбе с заразными болезнями будет иметь возможность применять лечебные средства, отвечающие последним требованиям науки. Честь и слава просвещенному жертвователю на пользу науки, на пользу страждущему человеку.
[Бактериологический институт : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 165 (31 июля). – С. 2

Мы слышали, что на прииске в Мариинской тайге, так прославившем себя за последнее время самородками, происходят часто недоразумения между хозяевами и рабочими. Хозяева из опасения, чтобы рабочими ночью золото не расхищалось, так как в настоящее время шурф открыт, обратились с просьбою к начальнику горного управления об усилении охраны, о чем последний ходатайствует перед губернатором.
[Золотая лихорадка : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 162 (31 июля). – С. 2

Заметили ошибку в тексте?