Жизнь Томска и его горожан на страницах периодической печати конца XIX - начала XX вв.

Январь - ФЕВРАЛЬ - Март - Апрель - Май - Июнь - Июль - Август - Сентябрь - Октябрь - Ноябрь - Декабрь

2 февраля

В аптекарском магазине «Штоль и Шмидт» существуют довольно странные порядки: рабочий день для служащих продолжается от 8 часов утра и до 8 часов вечера. Между тем как другие магазины затворяются в 6 часов вечера и после этого служащие уже свободны, в магазине же «Штоль и Шмидт» наружные двери в магазин затворяются в 6 часов, а приказчиков заставляют работать, при закрытых дверях, до 8 часов.
На обед дается только 1 час, так что с часу и до 8 часов служащие должны оставаться без еды.
[Торговые порядки : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 26 (2 февр.). – С. 2

Можно ли торговать булками на толкучке, в барахольном ряду? – этот вопрос в настоящее время поступил на рассмотрение городской управы. Дело в том, что содержатель хлебопекарни, г. Шашев, взял в аренду городскую лавку в барахольном ряду и открыл здесь торговлю булками; на приглашение члена управы, заведующего базаром, дать отзыв, уместна ли такая торговля в барахольном ряду, где продаются: старое ношеное платье, старое белье и прочие всякого рода старые, бывшие в употреблении вещи, городской и санитарный врачи ответили отрицательно – это было еще в прошлом году, – но случилось как-то так, что г. Шашев торгует и поныне булками в барахольном ряду. Мало того, г. Шашев ныне ходатайствует пред управой о воспрещении кому бы то ни было, кроме него и еще одного-двух пекарей, торговать булками на базаре, у «Славянского базара» и на площади у церкви Богоявления. Вот эти-то вопросы и предстоят решению управы.
[Можно ли торговать булками на толкучке,.. : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 26 (2 февр.). – С. 3

Нам передают, что в продаваемой г. Л—м муке 3-го сорта завода Ф—на находятся отруби. Секрет ли это изобретательного приказчика или обыкновенный коммерческий прием завода – неизвестно.
[Нам передают, что в продаваемой г. Л—м муке 3-го сорта… : городские известия] // Сибирская газета. – 1886. – № 5 (2 февр.). – С. 141

4 февраля

Начальник губернии и полиция озабочены устройством в городе телефонного сообщения. Предполагается устроить 5 станций и соединить между собой квартиру губернатора, полицию и три городских части. Длина телефонных линий, по расчету техника, не превзойдет 6 верст; стоимость устройства 1200 р. За выполнение берется опытный техник А. Ф. Энгель.
[Начальник губернии и полиция озабочены устройством в городе телефонного сообщения… : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 10 (4 февр.). – С. 4

Из одной булочной (мы пока воздерживаемся оглашать фамилию хозяина) нам доставлен кусок булки, и в нем запечен обрывок веревки.
[Из одной булочной… : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 10 (4 февр.). – С. 7

5 февраля

Вчера, среди бела дня, по Почтамтской улице, около постройки Второва, имел место следующий возмутительный случай: продавец нашей газеты Насонов, по его словам, стоял около постройки и предлагал проходившим газету. Предложил он газету и проходившему мимо него солдату; но тот, не говоря ни слова, ударил его штыком по губам, сильно рассек нижнюю губу и выбил два зуба. Рассмотреть лицо этого башибузука Насонов не успел, так как тот убежал, а Насонов был отправлен в городскую лечебницу, где ему зашили губу и сделали перевязку.
[Башибузук : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 28 (5 февр.). – С. 3

Вчера в нашу редакцию была принесена г-жой Почтарь посылка, в которой заключалось шелковое покрывало и шаль, посланные ей матерью из г. Тары. Охрана почтой этой посылки оставляет желать лучшего. Очевидно, в вагоне или кладовой несчастная посылка оказалась по соседству с сельдями, рассолом, которых и оказалась загаженным как холщовая оболочка посылки, так и шелковое покрывало. По словам П—рь, она ходила с этой посылкой в почтовую контору и просила взять у нее посылку, уплатив ей стоимость последней, но ей в этом было отказано.
[Почтовые порядки : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 29 (5 февр.). – С. 3

6 февраля

4 февраля мещ. Судженко попросила встретившегося на улице неизвестного ей господина, оказавшегося впоследствии сыном чиновника П. Б—ным, указать ей квартиру портного. Б—нин любезно согласился, сел в сани г-жи Судженко, указал квартиру требующегося портного и… далее распростер свои любезности настолько, что случившийся близко городовой вознегодовал и доставил увлекшегося «молодого человека» в участок. Право, доблестный поступок городового заслуживает поощрения: по нашим улицам, особенно вечером, ни одной молодой женщине пройти нельзя, не услышав: «Позвольте проводить», «Милашка!», «Божественная» и т. д.
[Наши дон-жуаны : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 29 (6 февр.). – С. 3

7 февраля

4-го февраля, около 5 час. утра, частные водовозы, вопреки обязательным думским постановлениям, стали набирать воду из речки Ушайки, вблизи торговых бань Немзера и Карукес. Городской отвальный Зевакин стал препятствовать забору здесь воды, но водовозы обругали его, а один из них даже ударил отвального лейкой. Тогда отвальный обратился за помощью к постовому городовому, но последний никакого содействия ему не оказал, и поэтому водовозы, набрав воды, благополучно отправились развозить ее по обывательским дорогам. Ввиду подобных случаев, повторяющихся, вообще, не редко, городская управа обратилась к томскому полициймейстеру с просьбой разъяснить чинам полиции о воспрещении брать воду из Ушайки, а равно относительно содействия городским агентам в исполнении ими обязательных думских постановлений.
[Наши водовозы : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 29 (7 февр.). – С. 3

Нас просят отметить следующий факт. 3-го февраля один из служащих магазина Второва, поздно возвратившись домой на извозчике № 303-й, в темноте ошибочно в числе мелких монет отдал золотой пятирубл. достоинства. Назавтра утром возивший накануне извозчик приехал в магазин и возвратил 5 руб. Важно в данном случае то, что деньги были получены и возвращены не хозяином извозчиком, а его бедным работником.
[Добросовестный извозчик : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 31 (7 февр.). – С. 3

В последнее время стали повторяться случаи угона лошадей от трактира «Славянский базар». В этом месте постоянно бывает большое скопление приезжих из окрестных деревень крестьян, и стоит кому-либо из них зайти в трактир, чтобы погреться, как лошадь моментально исчезает, и почти всегда бесследно. Так, третьего дня отсюда угнана лошадь с санями и упряжью, принадлежащая крестьянину Андрею Кулагину; преступники не обнаружены. 5 февраля отсюда же угнана лошадь кр. Леонтия Грунина, и преступники тоже неизвестны.
[Угон лошадей : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 30 (7 февр.). – С. 3

5 февраля, в театре Королева, во время представления «Африканки», разыгрался эпизодик чисто африканского свойства. Жена чиновника, г-жа Иванова, сидя в третьем ряду галереи, вдруг почувствовала в кармане своего пальто какое-то постороннее тело – оказалось, что это рука соседа, довольно прилично одетого, но грозного видом мужчины. Г-жа Иванова потерялась и, вместо того, чтобы крикнуть о помощи, шепнула артисту: «Как вам не стыдно!» – «Поговори еще!» – грозно отвечал последний и показал кулак – «большой такой, с волосами», как говорит потерпевшая. В этот момент опустился занавес – загремели аплодисменты, и неизвестный благополучно скрылся.
[Подвиги карманников : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 30 (7 февр.). – С. 3

Едва ли в России существует такой громадный процент женатых новобранцев, как у нас в Сибири. На днях через Томск пойдет в Хабаровку партия новобранцев-тоболяков в 357 человек, за которыми следуют 103 женщины. Таким образом, в этой партии женатых 28,6%. Но надо принять в расчет, что за многими из отправляющихся новобранцев жены не последовали, и тогда этот процент должен быть еще более увеличен.
[Едва ли в России существует такой громадный процент женатых новобранцев,.. : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 11 (7 февр.). – С. 5

8 февраля

В последнее время в Томске появилась масса нищих, одетых в солдатские шинели. Чтобы пройти мимо такого нищего, ничего не подавши ему, надо иметь много мужества, ибо оскорбленный воин, не стесняясь, шлет во след тебе такие душевные пожелания, пересыпанные «русскими» словечками, что, как говорится, только «уши вянут». Неужели нельзя устранить это ненормальное явление тому, кому сие ведать надлежит.
[Нищенствующие солдаты : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 30 (8 февр.). – С. 3

Желаете, г. читатель, встретить масленицу и прокатиться, с риском разбить свой затылок и свихнуть позвоночный столб. Идите на Воскресенскую гору и спускайтесь оттуда по лестнице, что ведет на Болото; не дурно тоже можно прокатиться по лестницам на Спасском или на Подгорном переулке, у дома № 16. Особенно, если вы любите гулять при электрическом освещении и пройдете по указанным пунктам вечером, так часов около восьми, когда небесное светило не покажет еще свой лик на горизонте г. Томска, а до электрического фонаря пушкой не дострелите. О! вы, я знаю, прокатитесь и тут и там в лучшем виде; с тою только разницею, что в первых двух пунктах вас кинет к забору, а в последнем – слетите кубарем в сенцы подвального этажа, где могут залить ваши галоши, если при падении вы их порвали. Желаю счастливого пути!
[Даровые катки : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 31 (8 февр.). – С. 3

9 февраля

В городе появилась предсказательница-хиромантка, пожинающая обильные плоды с томичей. Обиднее всего, что хиромантку посещают интеллигентные лица. Неужели они верят в предсказания вздорных аферисток?
[О легковерии публики : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 31 (9 февр.). – С. 2

Места, отведенные городской управой для стоянок легковых извозчиков, служат последним также и в качестве отхожих мест, поэтому пройти мимо извозчичьих бирж иногда можно бывает только лицам, обладающим крепкими нервами. Особенно отвратительным представляется это безобразие около извозчичьей биржи по Акимовской улице, вблизи д. Вокано. Интересно было бы знать, кто должен заботиться о чистоте возле извозчичьих бирж – городская управа или арендаторы-извозчики?
[Антисанитарное безобразие : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 31 (9 февр.). – С. 2

10 февраля

Начальником Сиб. жел. дор. получена от г. министра путей сообщения телеграмма от 3 декабря м. г. нижеследующего содержания: «Начальникам и управляющим железными дорогами, заведывающим передвижением войск. По имеющимся в министерстве сведениям, на некоторых дорогах производится продажа и раздача по вагонам различных брошюр печатных изданий. Имея в виду, что для продажи книг и журналов имеются на станциях особые киоски, предлагается не допускать впредь подобной продажи и раздачи. Лиц, замеченных в этом, передавать жандармской полиции».
[Воспрещение продажи и раздачи книг и брошюр в пассажирских поездах : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 32 (10 февр.). – С. 2-3

Случаи небрежного отношения к делу в здешних аптеках продолжаются. Непомерно высокая оценка лекарств, очевидно, ничуть не гарантирует добросовестного отношения со стороны аптек к своим обязанностям. Необходимо увеличить контроль за их действиями. Такими контролерами могут быть только врачи и потому мы предлагали бы всем лечащимся непременно показывать все лекарства при первом удобном случае пользующим больных врачам. Сознание такого наблюдения заставило бы аптекарей не допускать по крайней мере грубых ошибок, обнаруживающихся на взгляд и обоняние. Нельзя не пожелать, чтобы в Томске открылась 3-я аптека, уже разрешенная г. Ковнацкому. Тогда, быть может, конкуренция заставила бы подтянуться и существующие две.
[Случаи небрежного отношения к делу… : городские известия] // Сибирская газета. – 1885. – № 6 (10 февр.). – С. 133

11 февраля

«Плата с сохранением верхнего платья» – так обозначается на входных билетах театра Королева. Но, вместе с тем, прислуга у вешалок с каждого посетителя требует по 10 коп. за сохранение мелких вещей – шапок, калош, палок, и это требование ставит в тупик посетителей, особенно направляющихся на галерку, которые остаются в калошах и берут с собою шапки. На этой почве часто происходят такие сценки. «10 коп. я платить не обязан, – заявляет какой-нибудь посетитель. – Калоши и шапка со мной». – «Обыскать!» – приказывает кто-то у вешалок. И тотчас же карманы пальто посетителя выворачиваются и оттуда извлекаются перчатки, записная книжка, платок и т.п. Все это летит за барьер к ногам посетителя. Нам кажется, что если уж надо брать плату за сохранение платья, то брать прямо, без разных оговорок.
[«Плата с сохранением верхнего платья» : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 33 (11 февр.). – С. 2

Тревожное и приподнятое настроение толпы всегда, как известно, служит прекрасной почвой для возникновения и распространения разнообразнейших слухов. То же самое мы замечаем сейчас и у нас. Среди других слухов по городу вот уже несколько дней циркулирует слух о покушении каких-то злоумышленников взорвать Обский мост. Поэтому мы считаем своим долгом заявить читателям, что слух этот, по полученным нами сведениям из достоверного источника, лишен всякого основания. Этот факт лишний раз доказывает, с какой осторожностью нужно относиться к слухам, циркулирующим среди возбужденной и легковерной публики.
[Неверные слухи : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 31 (11 февр.). – С. 2

Вчера на дровяном базаре, около торговой бани Завьялова, вдова чиновника Палагея Жданова, торгуя у одного из крестьян воз дров, почувствовала в кармане своего пальто чужую руку; обернувшись, она увидела близ себя двух людей, молодого и старого, довольно прилично одетых, которые также торговались с продавцами дров, а затем, осмотрев карманы своего пальто, она убедилась, что из правого исчез платок, в котором были завернуты деньги – 3 руб. серебряных и несколько меди. Жданова стала уличать неизвестных в краже, кругом стеснилась публика, грозя им полицией и обыском.
– Да что вы, язви вас! – заявил тогда один из заподозренных. – Ведь вон платок, из кармана ее торчит!
Жданова ухватилась за карман – точно, платок тут и – на ощупь – с деньгами. Неизвестные снисходительно приняли ее извинения и удалились; а потом, когда при расчете за купленные дрова она развернула платок, там уже серебряных рублей не оказалось, а только медяки. Очевидно, карманники в одно мгновение успели вытащить платок, рассмотреть его содержимое, взять рубли и затем с одними медяками положить его обратно. Такой фокус будет, пожалуй, не под силу и профессору магии.
[Ловкий карманник : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 33 (11 февр.). – С. 3

Городское управление, как известно, в те ночи, когда на небесах сияет луна, не практикует освещение улиц фонарями, находя это вполне излишней роскошью. С последним можно согласиться, при условии, чтобы свет луны был достаточно обилен. Но когда небо бывает покрыто густыми облаками, не пропускающими лунных лучей, и когда город, не освещенный фонарями, погружается в мрак, уличные фонари являются необходимыми, – в этом обыватели, конечно, могли убедиться по собственному опыту, на своих боках. В некоторых российских городах, например, в Москве, уже возбужден вопрос об освещении городских улиц и площадей и во время лунных, но пасмурных ночей. Если это находят нужным в Москве, то тем более нужно это у нас, где большая часть тротуаров и «мостовых» даже в центре города в таком состоянии, что по ним опасно пройти не только во мраке, но и при солнечном освещении.
[По поводу лунного освещения : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1899. – № 33 (11 февр.). – С. 3

Кому приходилось сидеть в партере театра Королева, на стульях, или на скамьях сталя, тот согласится, что приходится путешествовать по ногам и задевать всех тех, кто с вами в одном ряду: до того тесно поставлены ряды стульев и скамеек. Редко партер театра бывает полон, поэтому, казалось бы, ничего не стоило содержателю театра вовсе выкинуть один ряд стульев и расширить проходы в стале; за такую меру все посетители партера, начиная с 4-го ряда и кончая сталем, были бы очень признательны г. Королеву. Не мешало бы также почище содержать театр; а то теперь у самого подъезда, слева, образовалась импровизированная помойная яма, а клозеты обратились в отвратительные клоаки, куда и войти-то противно.
[Кому приходилось сидеть в партере театра Королева,.. : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 12 (11 февр.). – С. 5

Нас просят предупредить публику, что в городе появился какой-то самозванец, промышляющий сбором денег в пользу казанских студентов, оставивших университет, и рассказывающий разные небылицы о том, будто они страшно бедствовали в дороге и бедствуют до сих пор по неимению теплого платья и денег, тогда как на самом деле казанские обыватели снабдили их всем необходимым, по крайней мере – в дорогу; так, один купец прислал им до 40 полушубков, пимов и шапок. Студенты не имеют ничего общего с упомянутым «собирателем».
[Нас просят предупредить публику, что в городе появился какой-то самозванец,.. : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 12 (11 февр.). – С. 5

12 февраля

Любопытную картинку сообщают нам из нравов и жизни служителей сибирской Фемиды. Трое служащих Т—го окружного суда ведут спартанский образ жизни. В свободное от занятий время странствуют по кабакам, а вечером возвращаются в суд; пьют горячую воду с хлебом, заменяющую им чай, и едят сырое мясо; спят в суде. Кровать заменяют канцелярские столы, перину – вышедшие номера «Сенатских Вед.», а подушку – таковые же «Губернских Вед.». На днях эти спартанцы стянули шубу у столоначальника Р., зашедшего в суд, и пропили ее в одном кабаке.
[Любопытную картинку сообщают нам… : хроника] // Сибирская газета. – 1884. – № 7 (12 февр.). – С. 168

На днях в городскую полицию пришла повестка на получение денежного пакета на сумму… 1 копейка! Эта несчастная копейка прислана мировым судьей 4 участка Бийского уезда, как оставшаяся от почтового расхода. Теперь посмотрим, сколько эта копейка создала работы: полиция на повестке пишет доверенность на получение этой копейки губ. казначейством, последнее ее получает, записывает на приход, пишет две квитанции: одна посылается отправителю, другая адресату, т.е. полиции для вручения такому-то. Предположим, что такой-то настолько богат, что не нуждается в копейке, и тогда последняя будет из года в год переноситься из книги в книгу и числиться на приходе, пока не пройдет 10-летняя давность. К чему, спрашивается, вся эта безнадежная, вся эта бесполезная трата бумаги и времени?
[Из канцелярских курьезов : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 34 (12 февр.). – С. 3

В настоящее время городской управе, и без того заваленной работой, приходится еще часто разбираться в жалобах домовладельцев на несоответствующее число назначенных в их дома на постой запасных нижних чинов. Поводом к этим жалобам в последние дни служили делаемые какими-то «шутниками» на воротах домов пометки, ни с чем не сообразные, о числе назначенных в тот или другой дом на постой солдат. Так, например, на воротах маленького домика делается «шутниками» отметка «10» или «20» постояльцев, а на воротах большого дома – «1» постоялец. Следует домовладельцам принять к сведению, что имеют значение только отметки, делаемые агентами городского управления.
[Неуместные шутки : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 32 (12 февр.). – С. 3

В газетах уже не раз сообщалось о виденном в различных местах сибирских жел. дорог (разумеем дороги, пролегающие между Челябинском и Дальним Востоком) загадочном воздушном шаре, который, кажется, должен быть отнесен к числу управляемых. Первоначально (еще минувшим летом) его наблюдали в пределах Дальнего Востока, затем, если не ошибаемся, минувшей осенью, сообщалось о появлении его в районе озера Байкал, наконец, как сообщает «Вест. Сибир. жел. дороги», 12 января в 5 часов 30 мин. петербургского времени, над разъездом 1498 версты от Челябинска (между станциями Поломошная – Литвиново) наблюдалось движение на значительной высоте какого-то неопределенного предмета красного цвета, летевшего по направлению к Челябинску. Теперь нам сообщают со ст. Кемчуг, что 2 февраля, в 4 ч. 50 мин. дня по петербургскому времени (в 8 ч. 55 мин. вечера по местному) по направлению с востока на запад виден был воздушный шар, который спускался над железнодорожной водокачкой на довольно низкое расстояние, подавал сигналы красным, зеленым, синим и белыми огнями и после этого поднялся довольно высоко и быстро скрылся по направлению на запад, придерживаясь полотна дороги. Очевидно, это опять все тот же загадочный шар.
[Загадочный воздушный шар : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 34 (12 февр.). – С. 2

13 февраля

Не мешало бы городской управе обратить внимание на то, чтобы домовладельцы, в особенности на главных улицах, не наваливали камней, лесу и т. п. материалов и не загромождали бы и так узких улиц, как это делает г. Королев.
[Не мешало бы… : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 7 (13 февр.). – С. 181

На масленице в общественном собрании предполагается устроить ситцевый вечер, т. е. чтобы дамы были обязательно в ситцевых платьях. Хорошая выдумка порастрясти карманы мужей хотя и на ситцевые, но все-таки новые платья.
[На маслянице... : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 7 (13 февр.). – С. 180

Рабочий люд всюду жалуется на отсутствие заработков и ждет-не дождется конца зимы, чтобы иметь какую-либо работу и вздохнуть свободно. Наемка партий плотников и чернорабочих на бесконечно созидаемый Обь-Енисейский канал привлекла, несмотря на невысокую заработную плату, массу предложений. Народ торчал у запертых дверей конторы, где производилась наемка, с самого раннего утра в ожидании открытия дверей и в желании попасть в число нанятых. Наемка производилась с 31 января и закончилась 4 февраля. Отправка нанятой партии, а также и иждивение нанятых за время пути должны быть произведены за их собственный счет, что при задатке в 15-18 р. и при отсутствии на многих теплого платья представляет существенную и, к тому же, едва ли справедливую для рабочего человека статью расхода.
[Рабочий люд : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 33 (13 февр.). – С. 3

На масляной неделе в цирке-театре Горланова демонстрировался синематограф. Большой репертуар картин, представляющий бытовые сценки, эпизоды из китайской и англо-трансваальской войны и проч. можно назвать довольно интересным, но благодаря недостаткам самого аппарата, не оправдывающего рекламы «усовершенствованный», картины эти выходили на экране с пробегавшим по ним очень частым световым миганием, что, конечно, до некоторой степени и портило их. Публики было каждый раз не особенно много, но в безобразиях со стороны галерочной части ее недостатка не было. Так, в воскресенье из цирка был отправлен в каталажку некто Мартовский, который, будучи пьян, вздумал развлекать публику, копируя на весь театр хрюканье свиньи, овечье блеянье и т. п.
[В цирке-театре Горланова : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 33 (13 февр.). – С. 3

Теплая погода превратила томские тротуары в прекрасный паркет, на котором томичи невольно выделывают теперь самые затейливые «па». Почему домовладельцы не посыпают тротуары песком?
[Невольная пляска : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 33 (13 февр.). – С. 3

Под такою вывескою имеется на Конной площади харчевенное заведение, но оно нисколько не соответствует своему названию. Грязь в этой харчевне образцовая, столы после трапезы каждого из посетителей вытираются полотенцами, которые имеют вид тряпиц для вытирания грязных ног; на том месте стены, где весятся эти полотенцы, образовалось черное пятно; этими же полотенцами вытирается и посуда. Если такого рода харчевня – «белая», то какие же называются «черными»?
[«Белая харчевня» : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 35 (13 февр.). – С. 2

14 февраля

У здешнего мещанина Ч. 22 января с. г. угнали лошадь от квартиры часовых дел мастера Шенцингера. Все труды разыскать лошадь были напрасны, но вот 6 февраля к Ч. приходит неизвестный ему человек и предлагает разыскать украденную лошадь. Не доверяя пришедшему, Ч. просит описать приметы лошади – и тогда незнакомец описывает все приметы до мелочей. Понятно, что обрадованный Ч. принимает с радостью предложение незнакомца, тратит на его угощение три рубля, и кроме того, по требованию его, дает еще деньгами 1 р. 15 к. Все это проделывается при свидетелях. После угощения незнакомец предлагает Ч. идти вместе к помощнику пристава, который-де поможет отобрать у вора лошадь. Ч., как послушная овечка, идет за ним. Подойдя к дому Подольского (в Юрточной части), незнакомец говорит: «Вот здесь живет помощник пристава», а сам бросается во двор, моментально запирает за собой ворота, перебегает двор Подольского, перелезает через заплот, как оказалось, во дворе собственного дома, и запирается. О таком наглом обмане Ч. заявил тотчас дежурному помощнику пристава в части. При дознании этот незнакомец, оказавшийся здешним мещанином Ш., объяснил, что водил за нос Ч., чтобы с него сорвать несколько рублей или выпить на его счет. «Я, мол, дураков учу – доброе дело делаю».
[У здешнего мещанина… : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 13 (14 февр.). – С. 6

Одним из подписчиков нашей газеты, проживающим в г. Кокпекты Семипалатинской области, доставлен в редакцию № 17 «Сиб. Жизни». При номере письмо подписчика, в котором он обращает наше внимание на то, в каком виде доставляет иногда почта газету. Действительно, номер имеет очень непрезентабельный вид: замазанный чуть ли не назьмом, он кроме того до того истерзан, что его не только читать, но и в руки-то взять противно. Получается впечатление, что № этот совершил путешествие не только в Кокпекты, а прогулялся предварительно раза три-четыре вокруг света… в кармане пьяненького сельского сотника.
[Одним из подписчиков нашей газеты,.. : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 37 (14 февр.). – С. 3

Томский уездный воинский начальник, сообщая томскому полициймейстеру о порядке вызова на пожары в городе воинской команды, которая ежедневно наряжается на случай пожара от I батальона томского полка, между прочим уведомил, что чины полиции не всегда сообщают воинской команде о возникающих пожарах, а иногда сообщают слишком поздно, так что команда лишается возможности вовремя явиться на пожар.
[Вызов воинских команд на пожары : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 33 (14 февр.). – С. 3

15 февраля

Сибирь, как известно, относится до сих пор с большим доверием к разным проходимцам. Несколько лет тому назад какой-то ссыльно-поселенец Федор Кузьмич приобрел массу поклонников, выдавая себя за какое-то важное инкогнито. «Листы с древес посыпались бы, если б вы, детушки, знали кто я!» – говорил он. Поклонники в большом количестве распространяли портреты этого чудодея. Один из них служил, по слухам, иконой какому-то сектанту в Новгородской губернии, был отобран при обыске и пожертвован в местный статистический комитет. Откуда, говорят, пожелали узнать, кто знаменитость. О Федоре Кузьмиче мы ничего любопытного сообщить не можем, но о его заместителях в Томском обществе имеется достаточный запас сведений в печати. Теперь Кузьмичи не прячутся по заимкам, а громогласно внушают правила благородства сибирской публике и словом, и примером своего настоящего и прошлого, а листья с деревьев до сих пор еще не сыплются.
[Сибирь, как известно, относится… : городские известия] // Сибирская газета. – 1887. – № 7 (15 февр.). – С. 247

Масленица дает себя знать: аптеки бойко торгуют всевозможными «послабляющими средствами»; в городе было три случая тяжких заболеваний воспалением кишок.
[Масляница дает себя знать… : городские известия] // Сибирская газета. – 1887. – № 7 (15 февр.). – С. 248

16 февраля

Шляпки в театре продолжают огорчать гг. посетителей, загораживая для многих сцену. Будто бы театральная прислуга отказывается принимать шляпки вместе с одеждой, ссылаясь на то, что некуда их класть. Неужели трудно устроить полки для вешалок?
[Шляпки в театре : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 37 (16 февр.). – С. 2

17 февраля

Вроде телеграфного цербера в гостином дворе есть один торговец, который также бросается на людей и то облает, то поколотит кто подвернется. Недавно мимо его лавки проходил булочник-старик и на предложение купить у него булок был ни за что ни про что избит гостинодворским цербером. Если этот господин не уймется, мы вынуждены будем опубликовать его имя и предостеречь публику, чтоб она подальше обходила опасное место.
[Вроде телеграфного цербера… : городские известия] // Сибирская газета. – 1885. – № 7 (17 февр.). – С. 161

Благодаря тому, что вот уже неделю трещат морозы, доходившие до 37 градусов, масленица прошла не так, как в прошлые года, без шумных катаний и гуляний, без троек и бубенчиков. Сильный мороз и резкий ветер заставили обывателей сидеть по домам, и только редкие решались показаться на улице.
[Морозная масляница : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 36 (17 февр.). – С. 2

14 февраля в здании бесплатной библиотеки труппою китайцев-фокусников, акробатов, танцоров и жонглеров дано было представление. Чжен-ин-фу, выступив пред публикой, категорически заявил, что он «фокус». Неудобопонятным языком китаец вызвал в публике дружные взрывы смеха, а проделанными фокусами доставил большое удовольствие. Особенно понравилось зрителям чрезвычайно трудное упражнение с целой дюжиной китайских чашек на голове, фехтование китайской саблей, игра тремя шарами и гимнастические упражнения. На этом же представлении был исполнен танец «серпентин», в свое время наделавший так много шума; этот серпентин был исполнен прилично одетым китайцем с огромной лентой в руках, которая спиралью извивалась то вокруг танцора, то вилась вслед за ним, то перед ним, и действительно напоминала змею.
[Китайцы-фокусники : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 36 (17 февр.). – С. 2

Нас просят обратить внимание на обращение с покупателями хозяина одного из магазинов на Миллионной улице. Этот невоздержанный коммерсант позволяет себе кричать на покупателей и такие выражения как: «Молчать! Молокосос! Пошел вон! Эх ты, горе-покупатель» и т.п. в его устах не редкость. В назидание «его степенству» мы скажем, что при повторении подобных случаев мы почтем своим долгом занести на страницы нашей газеты его полную фамилию и адрес.
[Нас просят обратить внимание... : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1898. – № 36 (17 февр.). – С. 2

18 февраля

В настоящее время почти совершенно прекратился подвоз товаров из Европейской России и поэтому в томских аптекарских складах ощущается большой недостаток медикаментов. Ввиду этого, а также и ввиду того обстоятельства, что в Томске все время не прекращаются различные эпидемии, и возможно ожидать появления летом текущего года в городе холеры или чумы, управляющий городскою аптекою обратился в управу с предложением исходотайствовать у г. начальника губернии разрешение на пропуск из Петербурга вагона с аптекарским товаром для нужд городских врачебных учреждений – больниц, лечебницы и аптеки.
[Недостаток медикаментов : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 39 (18 февр.). – С. 2

19 февраля

Родители учащихся в средне-учебных заведениях высказывают нам недоумение по поводу запрещения учебным начальством воспитанникам старших классов посещать театр, даже по праздничным дням, при постановке пьес общего репертуара. Родители взрослых учащихся вполне резонно замечают, что юношу лет 18-20 невозможно удержать дома, в свободное от занятий время, и он идет не в театр, так как за это он может поплатиться, а куда-либо в другое место – может быть туда, куда иначе он никогда бы не пошел и где пребывание его более нежелательно, чем в театре.
[Нежелательное стеснение : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1902. – № 41 (19 фев.). – С. 2

20 февраля

Нарекания на нашу паспортную систему, систематически и упорно раздающиеся в течение уже многих лет, на страницах наших газет, нужно признать основательными и справедливыми. Предполагаемой цели паспортная система не достигает, а главное, составляет стеснение для простого рабочего населения и служит для разных писарей и волостных начальников постоянной статьей незаконных поборов и прижимок. Спросите любого мужика, находящегося на отхожем промысле, во что ему обходится паспорт? А сколько с этим связано притеснений в городах для рабочих, для прислуги? В Томске были заведены, например, особые книги для домовладельцев, в которые должны вписываться проживающие в домах лица с указанием документов о их личности. Положим, что эти книги только одна пустая выдумка, и наше счастье, что в бюрократическом мире умеют лишь придумывать разные «штуки», но не способны провести их в жизнь, в дело, настоять на их исполнении – счастье наше в этом. А если бы удалось добиться ведения этих книг, вышло бы бог знает что. В городе проживает много прислуги без всяких паспортов, но не по собственной вине, а по вине лиц, ведающих выдачу паспортов. Например, в августе месяце крестьянка Рыбинской волости Тобольской губернии М. О. А—ва и Ф. К. О—ва послали старые паспорта и деньги на высылку новых, при этом приложили малую толику денег, «в виде благодарности» для писаря. С тех пор прошло полгода, а о паспортах нет и помину, несмотря на множество писем, посланных крестьянками в свою волость и к знакомым с просьбой похлопотать. Допустите, что полиция поусердствует и настоит на правильном ведении книг, что выйдет? Масса неприятностей, отказы от места прислуге, как беспаспортной, и угроза выслать по этапу. Теперь взглянем на паспорт с другой стороны. Жулику и вообще какому-нибудь мошеннику, бродяге, будь он убийца и грабитель, без труда можно подделать фальшивый паспорт, проживать по нем беспрепятственно, совершать новые преступления и менять документ.
[Нарекания на нашу паспортную систему… : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 8 (20 февр.). – С. 204-205

По Ямскому переулку, вблизи железнодорожного собрания, имеется «столовая», которая, помимо неопрятного ее содержания, отличается безобразным поведением ее посетителей, которые свою пьяную бесшабашность выносят на улицу так, что мимо столовой иногда невозможно пройти.
[Столовая : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 41 (20 февр.). – С. 2

21 февраля

Нам сообщают, что один из домовладельцев Никольской улицы (дом его недалеко от Никольского переулка), обладающий, вероятно, добрым сердцем, разрешает на месте своей усадьбы сваливать назем всем, кому не пожелается везти его далеко – на отвалы. Такое добросердечие заставляет и теперь соседних обывателей зажимать носы, а что будет весной – они боятся и вообразить.
[Добрый домовладелец : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 40 (21 февр.). – С. 3

22 февраля

Устроители катушек на р. Ушайке понесли совершенно неожиданный чувствительный убыток. (На устройство катушек израсходовано ими 90 р.). В самый разгар масленицы, в пятницу, выступившая из Ушайки вода затопила бег на катушках, так что катанье стало невозможным. Рассказывают, что эту штуку устроил Илиокум, спустивший воду со своей плотины на винокуренном заводе.
[Устроители катушек… : городские известия] // Сибирская газета. – 1887. – № 8 (22 февр.). – С. 282

23 февраля

19 февраля, около 7 вечера, на думском мосту, близ дома Иваницкого гуляющая публика имела возможность любоваться даровым зрелищем, устроенным какими-то катавшимися тремя дамами. Эти дамы, поссорившись между собою, обменялись довольно громко мнениями друг о друге (конечно, не с хорошей стороны) и затем вцепились в волоса. Растрепанные, без шляпок, которые слетели в снег, барыни эти теребили друг другу волоса с таким усердием, достойным лучшего дела, что бросившиеся к ним городовые не могли их разнять – и в таком виде были доставлены в участок.
[Наши нравы : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1900. – № 41 (23 февр.). – С. 3

Полушубки на солдатах, которые останавливаются в Красноярске со своими эшелонами, производят совсем невыгодное впечатление. Прежде всего они узки, очень коротки, разлезаются по швам (так хорошо сшиты!) и когда вы подойдете к солдату поближе, то от полушубка воняет ужасной кислятиной. Видно, что овчина была не выдержана как следует при дублении. Одним словом, при взгляде на этот полушубок думается: а что, доедет солдатик в нем до Манджурии или нет? Такие же полушубки дают и большинству здешних солдат.
[Солдатские полушубки : хроника Сибири] // Сибирская жизнь. – 1905. – № 43 (23 февр.). – С. 2

24 февраля

Нас просят предать гласности, что один из воспитателей местного духовного училища усвоил себе привычку не называть своих воспитанников по фамилиям, а награждать прозвищами: «лепешка», «котлетка» и даже еще хуже.
Если это привычка – то очень скверная.
[Скверная привычка : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 42 (24 февр.). – С. 2

Дачники дер. Заварзиной жалуются, что телефонная линия, проведенная на их средства между Томском и Заварзиной, часто портится неизвестными лицами, которые срубают столбы и срывают телеграфную проволоку.
[Порча телефонной линии : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 42 (24 февр.). – С. 2

Вследствие укоренившегося обычая в наших бакалейных магазинах, в вес товара идет и та бумага или мешок, в который кладется покупка. Торговцы, по крайней мере, некоторые из них, сообразили, что это очень выгодная штука, и что стоит только на мешочки употреблять потолще бумагу, да еще с песком, как барыш на одном этом в общем итоге будет изрядный. Нам доставлены были такие мешочки, и в одном из них оказалось 11 золотников весу. Пока мы не будем указывать, кто именно выпускает такие мешочки, но предупредим, что барыши на этом – вещь неблаговидная и чтоб избавиться от нареканий, следует взвешивать покупаемый товар без бумаги, в которую он завертывается.
[Вследствие укоренившегося обычая… : городские известия] // Сибирская газета. – 1885. – № 8 (24 февр.). – С. 194

25 февраля

По наблюдению крестьян, урожай кедровых орех в нынешнем году ожидается небывалый, при условии, если апрельские утренники не повлияют на зародыши.
[К сбору кедровых шишек : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 43 (25 февр.). – С. 2

Городская управа обратилась ко всем домовладельцам Томска, возле усадеб которых растут деревья, с приглашением отрезать ветви деревьев, которые касаются телефонных проводов и при ветре могут служить к соединению проводов и, таким образом, прерывать действие телефона.
[В целях упорядочения деятельности телефона : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 43 (25 февр.). – С. 2

Удивительные порядки у нашей дирекции театра! Как только она сделает маленькую затрату по театру, заведет, например, новую декорацию или израсходуется на новые костюмы, так сейчас же спешит назначить бенефисные цены для того, чтобы взыскать свою затрату с публики. Для феерии «Волшебные пилюли», шедшей в воскресенье во второй раз, была сделана новая декорация, которая, в конце концов, остается собственностью дирекции, но это не помешало г. Королеву взыскать ее стоимость с публики, заставив нас заплатить за свои места вдвойне.
[Удивительные порядки... : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 16 (25 февр.). – С. 4

26 февраля

Нас спрашивают: когда будет соблюдаться в томской почтовой конторе порядок при приеме писем от публики? Делая такой запрос, один из отправителей п. к. приводит случай, когда он 21 февраля был задержан приемщиком в отделе денежных и заказных писем в течение 3 часов. Сначала конкурентами на внимание были дамы, затем гражданские чиновники и, наконец, военные.
[Непорядки на почте : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 44 (26 февр.). – С. 3

В настоящее время почти уже все городские дачи на Басандайке арендованы на предстоящее лето, кроме того, много строится новых дачных зданий на арендованных у города свободных участках земли. Все это показывает, что предстоящий дачный сезон на Басандайке обещает быть оживленным.
[Басандайские дачи : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 44 (26 февр.). – С. 3

27 февраля

Электрическое освещение в Томске продолжает пошаливать; особенно оно расшалилось 25 февраля, когда публика возвращалась из театра. Оно то потухало, повергая публику в мрак, то снова вспыхивало ярким огнем. Ходьба при таком освещении неудобна, и вполне понятны сетования публики на осветителей, которые могли бы обставить освещение более хорошо.
[Шалости электричества : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1904. – № 45 (27 февр.). – С. 2

14 февраля был следующий характерный случай, чуть-чуть не окончившийся трагически. Ребенком одного из томских обывателей был найден кусок белого «камня»; ребенок лизнул его; оказалось – сладко; тогда он стал уже лакомиться и поделился лакомством с собакой. В обоих сейчас же было замечено отравление, которое окончилось для собаки смертью. Для оказания помощи ребенку, немедля обратились к одному врачу, но не застав его дома – к другому. Последний, выслушав, в чем дело, ответил, что у него есть особая специальность, и от подания помощи отказался. Наконец, женщина, бегавшая по докторам, обратилась к фельдшеру, и тот, признав в «камне» мышьяк, спас ребенка.
[14 февраля был следующий характерный случай,.. : хроника] // Сибирская газета. – 1883. – № 9 (27 февр.). – С. 226

28 февраля

В совет старшин томского общественного собрания поступило предложение г. томского губернатора о воспрещении азартных игр, которые очень процветают в Томске, не только в общественном собрании, но и в коммерческом собрании. В последнее время игры были очень крупными. Новостью являлось участие в этих играх дам.
[Воспрещение азартных игр : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 45 (28 февр.). – С. 2

25 февраля, около 10 ½ ч. вечера в г. Томске прошел первый дождь. В настоящее время началась оттепель.
[Атмосферические осадки : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 45 (28 февр.). – С. 2

Нас просят обратить внимание на то, что за последнее время сбрасывание снега с крыш во многих местах производится настолько небрежно, что телефонные провода рвутся от бросаемого снега. От этого терпят абоненты и телефонные станции. Следовало бы внушить дворникам более осторожное отношение к чужой собственности.
[Вниманию домовладельцев : томская жизнь] // Сибирская жизнь. – 1906. – № 45 (28 февр.). – С. 2

Вчера в 8 часов ощущалось в продолжение нескольких секунд землетрясение. В каменном здании, где находился пишущий эти строки, стол и кровать слегка зашатались, лампа на окне сильно задребезжала. То же самое наблюдалось и в других местах города.
[Землетрясение в Томске : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1903. – № 47 (28 февр.). – С. 3

Не успели еще утихнуть толки, вызванные похищением казенных денег бывшим начальником железнодорожной транспортной конторы в Томске, Гавриловым, как на управление нашей дороги обрушилась новая беда – получение из станционных отделений сберегательной кассы при управлении сибирской дороги нескольких тысяч рублей по подложным сберегательным книжкам. Точная сумма, полученная мошенниками, как говорят, еще не установлена. Судя по циркулирующим в городе разговорам, вызванным этим событием, надо думать, что здесь действовала хорошо организованная шайка мошенников, в числе которых были и женщины, так как за получением денег по подложным книжкам в кассы являлись не одни только мужчины, но и женщины.
[Крупное мошенничество : томская хроника] // Сибирская жизнь. – 1901. – № 46 (28 февр.). – С. 2

В нашей газете было помещено объявление о книге какого-то доктора Ретау «Самосохранение». Считаем долгом обратить внимание тех, кто пожелал бы купить книгу, на маленькую заметку в журнале «Врач» № 50 за 1887 г. Журнал считает, что такие книги иногда приносят более вреда, чем та болезнь, которую они намерены лечить.
[В нашей газете было помещено объявление о книге какого-то доктора Ретау... : городские известия] // Сибирская газета. – 1888. – № 17 (28 февр.). – С. 6

Заметили ошибку в тексте?